Вернуться к обычному виду



Последние сообщения блогов

  

Кому и зачем заниматься нанотехнологиями?

Колонка полупостороннего
Кому и зачем заниматься нанотехнологиями!
Олег Л. Фиговский,
академик Европейской академии наук,
директор нанотехнологического центра «Polymate» (Израиль)
и директор компании Nanotech Industries, Inc. (США)


  Институтом экономических стратегий РАН была проведена оценка геополитического потенциала современных цивилизаций. Так в западно-европейской цивилизации наибольший интегральный показатель мощи (ИПМ) имеет Германия (5,5 балла); в восточноевропейской – Польша (2,8 балла). В евразийской цивилизации наибольший ИПМ  имеет Россия - 5,8; США обладают самым высоким ИПМ среди стран мира – 8,3 балла, за ними следует Китай - 7,0.
  Таким образом, рассматривая геополитическую мощь современных цивилизаций в составе их  наиболее крупных частей, можно сделать вывод о том, что наибольшую геополитическую мощь и устойчивость демонстрируют цивилизации с моногосударственной (индийская, японская) структурой либо те, которые имеют
в своем составе две-три страны (североамериканская, китайская, океаническая). При этом ожидаем более высокий интегральный показатель мощи титульной страны, цивилизации или страны-лидера и котировки и цивилизации в целом. Серьезно потеснить «моноцивилизации» в общем рейтинге смогли только западноевропейская и евразийская цивилизации (20 и 12 стран соответственно). Евразийская цивилизация, несмотря на то что в историческом плане относительно недавно она могла считаться «моноцивилизацией», находится в состоянии цивилизационного раскола и, как следствие, является полем экспансии граничащих с ней цивилизаций.
  Как видно из вышеприведенного анализа Россия имеет значительный геополитический потенциал, уступая только Китаю и США, но не использует его для инновационного развития и модернизации. Президент РФ Дмитрий Медведев неоднократно подчеркивал, что модернизация необходима стране в широком смысле этого слова. Требуется серьезное обновление политической и экономической систем, всех общественных механизмов. И все же, прежде всего, нужны новые научные знания и технологии.
  Если обратиться к опыту США, то ответом на советские успехи в космосе и атомной технике там стала модернизация научно-технической сферы путём создания Агентства передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA). Весь современный технологический облик мира зарождался в его лоне. DARPA – это организационное воплощение и эффективный инструмент государственной научно-технической политики, это интеллектуальный центр построения стратегии будущего, точка концентрации ресурсов для рискованных научных исследований и технологических разработок. Люди, занимающиеся вопросами научно-технического развития, отчетливо понимают, что, если прийти к финансовым воротилам и начать рассказывать им о перспективах каких-то научных разработок, инноваций, то их, мягко говоря, не поймут. Акулы бизнеса пожмут плечами и скажут: спасибо за вашу инициативу, но мы уж лучше будем продолжать вкладывать наши деньги в недвижимость и в операции на фондовом рынке. Возьмем космонавтику, ядерную сферу или интернет: от идеи до коммерческого использования наукоемких инноваций проходят десятки лет. Какой совет директоров, представляющий интересы акционеров, проголосует за такие длинные и рискованные инвестиции? Когда финансовый капитал равнодушен к научно-техническому развитию, получить поддержку можно только у ответственных политиков с другой направленностью и горизонтом мышления. А сфера обороны и безопасности, как известно, для нации и государственных руководителей – дело святое. Поэтому многие цели финансирования научно-технической сферы обосновываются именно этими соображениями.
  Как рассказал известный российский ученый Владимир Рубанов, «в истории Соединенных Штатов был момент, когда доля японской электроники на американском рынке превысила пороговое значение (если не ошибаюсь, 17 процентов). И американское государство среагировало на это. Впрочем, решало оно проблему не административным способом, а путем возведения таможенных барьеров. Был создан консорциум в области электроники (SEMANTEC) в форме частно-государственного партнерства, который довел долю американской электроники до требуемых уровней путем вполне добросовестной конкуренции. Поучителен подход к постановке и решению проблем информатизации в США. Человеком, который совершил в Америке информационную революцию, был вице-президент Альберт Гор (не только выдающийся государственный деятель, но и видный ученый). Он известен не как пропагандист компьютерной техники, а как организатор реформирования работы федерального правительства в рамках межведомственной комиссии под названием National Performance Review. А. Гор определил три болезни американского государства на тот период времени: «несвязанность управления страной»; «организационный маразм»; «финансовый тромбоз». На излечение государства от этих болезней он и направил применение информатизационных технологий. Отличительной чертой деятельности А. Гора была не только целеустремленность применения информационных технологий, но и последовательность: принудительный перевод документооборота в электронную форму, размещение государственных заказов только через электронные торги и т. п. Государство опять-таки действовало не административным нажимом, а побуждением и стимулированием. Без овладения информационными технологиями стало невозможным продолжать государственную службу, а без оснащения бизнеса компьютерами – участвовать в поставке товаров и услуг для государственных нужд (а это громадный сегмент рынка). В общем плане в США действует система, в рамках которой государство выступает исследователем будущего, заказчиком перспективных разработок и инкубатором для их доведения до превращения в промышленный образец. После этого в дело вступает бизнес, который превращает инновации в массовую продукцию и организует ее коммерческую реализацию».
  – Принцип DARPA заключается в том, что средства, как правило, выделяются не на программы работ действующих структур, а на реализацию оригинальной идеи, автор которой поддерживается организационно и финансово. Под проект создаются временные проектные структуры (сообщества) выдающихся свободных ученых-энтузиастов, обладающих даром предвидения и не опасающихся шокирующих научных, технико-технологических переходов. Необходимый обслуживающий персонал (технический, наемный, административный) нанимается на временной основе под конкретные проекты. Основная идея государственного влияния заключается в обеспечении новаторского императива агентства, защите его деятельности от протекционизма и заинтересованности ведомств. В России пока при формировании инновационных проектов продолжается ориентация на длительно существующие структуры. Но институт имени великого ученого и сам великий ученый – это далеко не одно и то же! Думаю, что многие ученые, чьи имена носят созданные ими структуры, вряд ли испытали бы чувство гордости за нынешнее положение дел (вопрос о причинах сложившегося положения вынесем за скобки). Поэтому нужно не ожидать всплеска инновационной активности от утративших свой потенциал учреждений, а создавать новые структуры под творческих людей с перспективными идеями. Собственно, так ведь и возникали в свое время научные центры, носящие имена их создателей. Так что инновационную структуру надо создавать под человека с идеей, а не наоборот. Это принципиальный момент. Попытка «приписать» автора инновационной идеи к сложившейся структуре и погрузить его в устоявшийся научный дискурс может загубить все дело.
  По сравнению с опытом DARPA, российский проект – фонд «Сколково» – вызывает сомнения в своей эффективности. Первые шаги фонда свидетельствуют о его сильном крене в сторону коммерциализации и чрезмерном стремлении к получению первых, даже мелких успехов. В результате погони за поиском проектов (а не перспективных идей и людей) возникает опасность того, что за отдельными деревьями можно перестать видеть лес. Наметившееся смещение акцентов на инновационный бизнес в ущерб генерации знаний как основы разработки масштабных национальных проектов вызывает опасение повторения неудач, проявившихся при создании технопарков, венчурных фондов и высокотехнологичных государственных корпораций. В результате Сколково рискует не стать запускающим механизмом инновационного развития страны.
  В настоящее время DARPA весьма озабочено катастрофическим недостатком ученых новой формации, и агентство разрабатывает мероприятия по привлечению молодежи к карьере, связанной с науками, технологиями, инженерией и математикой (STEM – science, technology, engineering, math) с акцентом на вычислительных системах. Руководители агентства полагают, что возможность Америки конкурировать в условиях растущего международного взаимодействия будет затруднена, если количество способных понимать передовые технологии и творить инновации выпускников в ближайшие десятилетия будет недостаточным. Поиск «правильных людей» с нужными талантами и способностями становится все более сложным, приобретает глобальный характер, способствующий активизации «охоты за головами» по всему миру.
  Фонд «Сколково» также беспокоится о потенциальной нехватке инновационных инженеров и в ноябре будут проведены первые занятия по курсу «Innovative Engineering», где предполагаются семинарские занятия, которые позволят проявиться талантливым людям с оригинальной идеей. Решение этой задачи процедурой инициирования заявок и отбора проектов по формальным признакам с сильным уклоном в пользу быстрейшего коммерческого успеха вряд ли сможет обеспечить нам успех в глобальной конкуренции за головы даже наших соотечественников. Для успеха фонда «Сколково» важно определиться с научно-техническим обликом, масштабными проектами, перспективными идеями и творческими лидерами – главной интеллектуальной силой инновационного развития.
  Интересный подход к развитию нанотехнологий осуществляется Финляндией, являющейся сегодня одним из лидеров инновационной экономики. Цель национальной нанотехнологической программы – превратить Финляндию в ведущую европейскую страну в этой области к 2013 г. Финские нанотехнологии ориентированы на фотонику, микротехнологии, аэрозоли, наноматериалы и поверхности; создают добавочную стоимость,  улучшая свойства покрытий, композитов, спортивного снаряжения, электроники, косметики и т.д. Инновационная среда в Финляндии формируется из государственного и частного секторов. Около 300 компаний работают в области нанотехнологий, из них 100 уже имеют коммерческие продукты. Согласно всем европейским опросам продукция финских компаний весьма конкурентоспособна на рынке. Оборот финского коммерческого сектора, использующего нанотехнологии, составил 300 млн. евро в 2008 г. В 2013 г. эта цифра достигнет 1.2 млрд. евро. Кластерная программа нанотехнологий, принятая еще в 2007 г., покрывает восемь региональных кластеров с координационным офисом  в Хельсинки, 300 компаний и 170 исследовательских групп, работающих в научных центрах и университетах страны. Ее главная задача – способствовать возникновению и развитию нанотехнологических компаний в стране. Поскольку программа финансируется государством, предлагаемые в ее рамках услуги являются бесплатными для  всех заинтересованных лиц.
  В первую голову развитию нанотехнологий в России мешает то, что и прочим инновационным направлениям. Зачем и кому ими у нас заниматься? Ну, с учеными все понятно. У них чисто личный интерес к чему-то новому, необычному и непонятному в генах заложен, потому и не могут жить без своих исследований. Дальше в дело должен вступать бизнес – подставлять свое плечо и вытаскивать результаты исследований на рынок. А вот тут начинаются проблемы. Сил и средств у мелкого российского бизнеса хватает только на традиционные виды деятельности – торговлю и мелкое производство уже проверенных рынком товаров. Средний бизнес в плечах поширше будет, но на его плечи ложится подпирание всякого рода крыш, которые со всех сторон на него и друг на друга наезжают, начиная с чисто бандитов и кончая высокопоставленными проверяющими. Какие уж тут инновации, когда все на прикорм уходит. Дай бог себе чуток оставить на черный день и светлое будущее где-нибудь в Новой Зеландии или Израиле. Подальше от всей этой вакханалии авторитетов, рейдеров и покровителей при чинах и погонах. Крупный российский бизнес вообще ни в каких инновациях не нуждается. Он без них на ноги встал и широко шагнул. Все эти инновации у него только под ногами мешаются. Ну, как какой-нибудь умник придумает, как без нефти, газа, руды и леса обойтись? Это ж конец всему делу наступит. Потому российский крупный бизнес не плечи свои под инновации подставляет, а ногами их топчет. На всякий случай, чтоб чего лишнего не взошло. Отсюда, как, кстати, и в США, и в Китае, и в Финляндии надо разрабатывать общероссийские и региональные программы по продвижению инноваций, что, например, успешно делают в Казани и Томске, приглашать бизнесменов на свои совещания, семинары, конференции, чтобы они своими глазами видели и собственными ушами слышали о новых разработках. Идти во власть с предложениями, например, снизить налогооблагаемую базу мелкого бизнеса на величину его затрат на инновации, как это делается в Израиле, ввести для крупного бизнеса обязательные отчисления в федеральный фонд инноваций. Всем миром тащить средний бизнес из-под «крыш».
  И надо, повторюсь, решать вопрос о квалифицированных кадрах, особенно для мелкого и среднего бизнеса. В России есть школы и вузы с пока еще высоким потенциалом и есть уже сложившаяся на настоящий момент сфера наукоемкого бизнеса и производства. Почему бы не наладить их постоянное эффективное взаимодействие? Почему бы инициаторами в этом процессе не выступить самим ученым и преподавателям прямо сейчас? И почему бы, наконец, нам не воспользоваться своими демократическими правами и не попробовать самим обустроить свои образование и науку, раз государство не знает, как это сделать?
  Научный сотрудник Научно-исследовательского института гиперкомплексных систем в геометрии и физике и  директор регионального научно-образовательного центра «Логос» (г. Ярославль) Сергей Кокарев, ссылаясь на свой опыт, рассматривает, осуществима ли в принципе в России затея с негосударственным научным учреждением? Положительный ответ вытекает из того факта, что я являюсь сотрудником одного такого учреждения – негосударственного Научно-исследовательского института гиперкомплексных систем в геометрии и физике (НИИ ГСГФ), основанного российским предпринимателем Дмитрием Павловым в 2007 г. в г. Фрязино. Институт имеет около 20 сотрудников, выпускает собственный журнал, проводит регулярные международные конференции, организует школы для студентов и аспирантов и ежемесячный научный семинар. Как видно из названия, институт создавался под конкретную общую идею, суть которой сводится к разработке физико-геометрических теорий на основе коммутативно-ассоциативного обобщения алгебры комплексных и двойных чисел и решению связанных с этим вспомогательных задач.
  – Мне кажется, – говорит далее Сергей Кокарев, – что пришло время серьезно подумать о системе альтернативного (т. е. негосударственного) школьного и вузовского образования и науки. Здесь я ограничусь описанием общей картины, оставляя детали (которые, конечно, важны!) на дальнейшее обсуждение с заинтересованными коллегами. Важны не отдельные центры, а гибкая и слаженная система, отдельные звенья которой (школьное образование – вузовское образование – наука – производство) работают согласованно и ответственны друг перед другом.
Воспользуемся аббревиатурой САОН (система альтернативного образования и науки). Школьники получают качественное углубленное образование в школьном звене, ориентируясь на будущую специализацию или профессию, банк данных по которым имеется в САОН с некоторым упреждением по времени. Далее эти школьники передаются в соответствующие вузы, где они получают высшее профильное образование, периодически направляясь на практику в научные или научно-производственные коллективы по своему профилю. Выпускники вузов получают работу в этих коллективах или же во вновь создаваемых по соответствующему профилю. Если инстинкт самосохранения у нас еще не потерян, если бизнесмены и ученые еще не отказываются полностью от мысли видеть своих детей и внуков в образованном российском обществе с высоким уровнем культуры, в котором интересно жить и в котором каждый ощущает и принимает на себя профессиональную ответственность за благоденствие этого общества, – есть все шансы договориться и начать «спасение утопающих». Договариваться надо самим, без помощи государства, которое в этой области обнаруживает пока лишь свою беспомощность.
  Что ж – это благородная идея и. например, в Израиле союз бизнеса и науки давно и хорошо организован через многочисленные программы Министерства промышленности. Но здесь встаёт вопрос о качественной экспертизе, ибо важнейшая функция науки – её экспертная функция. Как пишет академик РАН Владимир Захаров: – В последние годы в нашей стране активизировались лженаука и околонаучное мошенничество. Массовый характер приняли попытки, нередко успешные, получения бюджетных средств под «исследования» и «изобретения» без предварительной экспертной оценки ведущих российских и иностранных ученых, специалистов в данной области науки. Зачастую подобные «исследования» не дают никакого научного результата, «изобретения» оказываются в лучшем случае неприменимыми, а «уникальные методики и технологии» являются либо давно известными фактами, либо имеют другого, законного правообладателя.
  – Ярким примером того, как выходцы из лженауки получают возможность освоения бюджетных средств, является скандально известный «изобретатель» Виктор Петрик, «академик» некоей РАЕН. Осужденный в 1984 г. на 11 лет по 13 статьям Уголовного кодекса, среди которых мошенничество, покушение на грабеж, вымогательство, понуждение к даче ложных показаний, после условно-досрочного освобождения Петрик стал применять свои «таланты» в научной сфере. Из недавних и самых громких «научных достижений» В. Петрика – его недавнее заявление о разработке им «броневой керамики» (шпинель), над которой в 60-80-х годах минувшего столетия трудились сотрудники ГОИ и ряд коллективов СССР; ее первый образец появился в ГОИ еще в 1976 г. Как г-н Петрик получил в 1995 г. патент на уже существующую разработку – это отдельный вопрос…– отмечает далее академик Владимир Захаров. – «Синдром Петрика» принял в России характер эпидемии и появились его многочисленные последователи.
  Большинство российских менеджеров считают, что научные и исследовательские центры в стране не удовлетворяют их потребностям в инновациях. Компания может развивать инновации двумя способами: с помощью корпоративного венчура (инвестиционные вложения в технологические проекты с образованием кэптивного венчурного фонда), а также путем покупки внешних стартапов.
  По словам Андрея Введенского, директора департамента программ и проектов Российской венчурной компании, «в России корпоративный венчур в последние годы скорее приобретает форму непрямых инвестиций через фонд». Но, несмотря на наметившуюся тенденцию, большинство компаний в России предпочитает выращивать инновации внутри. Так, согласно исследованию «Инновационная активность крупного бизнеса в России», проведенному PwC по заказу РВК, 67% российских компаний развивают инновации собственными силами, а 16% – с использованием государственных средств (при содействии РВК, РОСНАНО и др.).
  Основная причина такого подхода к инновациям, по мнению Элины Ставиской из «Яндекса», состоит в низком качестве стартапов, представленных на рынке: «Найти снаружи людей, чьи компетенции и наработки соответствовали бы нашим запросам, довольно непросто. Крупным компаниям действительно хотелось бы находить технологии, разработанные другими людьми. Многие уже совершают первые шаги в направлении рынка, смотрят стартапы. Но – по крайней мере на российском рынке – пока состояние проектов, которые называют себя стартапами, довольно плачевное».
  Павел Черкашин, генеральный директор департамента потребительской стратегии и онлайн сервисов Microsoft, полагает, что с развитием венчурной индустрии в России крупный бизнес обязательно придет к аутсорсингу инноваций. «Выращивать инновации внутри корпорации – это значит кормить армии бюрократов и неудачников, – говорит он, – стоимость таких инноваций будет в тысячи раз выше, чем их экономическая эффективность. Корпорации быстро поймут, как и их коллеги на Западе, что инновации должны бурлить в огромном котле с тысячами других стартапов». «Для развития рынка на самом деле важно даже не то, как компании будут вкладывать венчурные деньги, их и так с избытком хватает на рынке, а как они будут приобретать наиболее успешные бизнесы. Когда они сформируют отделы слияний и поглощений (M&A) и начнут рыскать по рынку в поиске интересных бизнесов для поглощения и развития – вот тогда начнётся настоящая венчурная эра в России», – резюмирует Черкашин.
  На сегодня, например, в Израиле, где созданы крупные корпоративные центры (IBM, Intel, Microsoft, Google), более 80% инноваций приходится на "start up" компании, часть из которых покупается корпорациями, но часть, и значительная, развивается самостоятельно.
  Не менее важно и очень опасно для инновационного развития России, что она менее привлекательна, по сравнению с крупными развивающимися рынками, для привлечения прямых иностранных инвестиций. Россия единственная страна в мире из развивающихся экономик, где при  росте ВВП наблюдается старение и естественная убыль населения. А в Индии, Китае и Бразилии есть не только рост, но и население молодеющее.
  Как сообщила глава фонда «Инфраструктурные инвестиции Российской венчурной компании» Светлана Резник, –  Несмотря на громкие заявления, в России сейчас нет внятной политики по прямым иностранным инвестициям. Нет четкого заявления сообществу и глобальному рынку инвестиций, что мы собственно хотим. И что мы готовы за это предоставить. Что мы можем предложить инвестору? Пока ничего, у нас просто есть большое желание. Рынок инвестиций сформировался и в целом уже поделен. Мы сейчас пытаемся запрыгнуть в последний вагон, и чтобы это сделать, необходимо приложить гораздо больше усилий, чем тем «пассажирам», которые пришли вовремя. В Китае и Индии есть заявления, они просты и понятны. В Китае для инвестиций благоприятна производственная сфера – у них есть дешевая рабочая сила и большой ненасыщенный потребительский рынок. Преимущество Индии – англоговорящее население и более высокий уровень образования, соответственно там идет развитие IT-сферы и сферы услуг. У нас такой путь как в Китае и Индии не возможен, массово мы деньги инвесторов не загоним в Россию.
  Она справедливо отмечает, что в России возможен реально только кластерный путь – то есть развитие в отраслях, подотраслях и в конкретных субъектах РФ. И здесь большая проблема, на которую жалуются инвесторы – на коррупцию и административные барьеры, начиная с самого первого этапа инвестирования. В Индии ввели для некоторых отраслей заявительный порядок инвестирования. В России схема начала любого проекта чрезвычайно затруднена. Сначала надо понять где тебя ждут, где ты можешь получить льготы, узнать какие именно льготы и для какого бизнеса, потом найти нужного чиновника… И первый вопрос, который он задаст будет: «Сколько?», имея ввиду не сколько вы планируете проинвестировать, а сколько составит откат.
  Сказывается также серьёзная проблема отсутствия компетенций. Даже если вы обратитесь в самое почетное агентство, чтобы оценить перспективы изобретения, провести экспертизу на внутреннем и глобальном рынке, скорее всего вы услышите отказ или ваш контрагент надолго задумается. А вот если вам сразу начнут оказывать такую услугу – 100%, что это фикция, потому что у нас в России нет специалистов, которые бы могли проводить маркетинг инноваций. Это совсем другое направление, которое в корне отличается от стандартных маркетинговых исследований. Если какая-либо российская компания сделает ставку на это направление, то она будет единственной на нашем рынке.
  Я думаю, что путь разрешения этой проблемы – создание, например, при фонде "Сколково" международного агентства по оценке инноваций. Мой опыт работы в этом направлении, как эксперта в США и Израиле, позволяет сделать вывод, что таких специалистов, и, прежде всего соотечественников, надо привлекать из-за рубежа.
  Мне представляется целесообразным обязательное участие международных экспертов в решении о финансировании такого рода проектов. Тогда мы и получим ответ на вопрос, кому и зачем заниматься инновационными проектами, и, прежде всего, нанотехнологиями.

Перед вызовами новой технологической волны

Перед вызовами новой технологической волны
(обзор новых нанотехнологий )
О.Л. Фиговский, академик Европейской академии наук,
директор Nanotech Industries, Inc. (USA)

  Россия сегодня стоит перед вызовом; этот вызов – так называемая новая «технологическая волна», т.е. усиление в социально-экономическом развитии роли инноваций, которые обесценивают многие традиционные факторы роста. Эта волна по прогнозам ожидает развитые страны уже к 2015 году, и в течение нескольких лет будет в значительной степени обновлена большая часть используемых технологий - во всех сферах не только экономики, но и социальной жизни. Cтраны, которые окажутся не готовы к этой волне, будут отброшены на периферию мирового развития.
  Именно поэтому следует уделить повышенное внимание новым технологиям, и прежде всего, нанотехнологиям. Интерес к нанотехнологиям в ведущих индустриальных странах продолжает расти. За последние десять лет в Соединённых Штатах в разы увеличилось государственное финансирование научных исследований в этой области, выросло число научных публикаций, продолжает увеличиваться количество людей, занятых в нанотехнологиях. Кроме того, бурно развивается рынок конечной нанотехнологической продукции, рост которого в США достигает до 30 процентов в год. Так, в энергетике применение нанотехнологий постоянно расширяется. В частности, новое открытие швейцарских ученых позволяет повысить эффективность фотоэлектрохимических ячеек и даёт возможность производить более дешевое водородное топливо. Обычно процесс включает в себя использование светочувствительных полупроводниковых материалов, таких как оксид меди, для обеспечения реакций, необходимых для выработки топлива. Хотя это очень дешевая технология, она сталкивается с серьезным препятствием – оксид меди, помещенный в воду, очень неустойчив к воздействию света. Исследование, проведенное Адрианой Парамчино (Adriana Paracchino) и Елияхом Тимсеном (Elijah Thimsen), решает эту проблему, с помощью покрытия полупроводника тонким слоем атомов. Под руководством профессора Майкла Гратзела (Michael Gratzel) из Швейцарского федерального института технологий Лозанны, ученым удалось объединить две технологии, используемые современной промышленностью и применить их для производства дешевого водорода. Новая технология позволяет надежно защитить оксид меди от контакта с водой. Преимуществ множество: оксида меди много и он недорог, защитный слой полностью непроницаемым вне зависимости от формы поверхности (она может быть шероховатой для максимальной эффективности), но главное – процесс может быть легко расширен до промышленного масштаба. Суть ноу-хау заключается в наращивании на поверхности оксида меди слоев оксида цинка и оксида титана в один атом толщиной. Используя технику ALD, ученые смогли выдерживать толщину защитного слоя с точностью до одного атома по всей поверхности полупроводника. Это гарантирует стабильную эффективность производства водорода.
  Исследователи из Технологического института Джорджии нашли способ улавливания и сбора энергии, исходящей из радио и телевизионных передатчиков, сотовых сетей и спутниковых коммуникационных систем. Сбор этой энергии может обеспечить питанием такие устройства, как беспроводные сенсоры, микропроцессоры и передатчики связи. Руководитель эксперимента профессор Манос Тентзерис говорит о данной разработке следующим образом: «Нас окружает большое количество электромагнитной энергии в радиодиапазоне, однако никто не мог заставить её на себя работать. Наша группа использует ультра-широкополосную антенну для эффективного улавливания энергии в самом широком спектре частот». Подходящими источниками энергии для этого устройства служит огромное количество типов устройств – от транслятора FM-радио до радара. Улавливатель электромагнитных волн способен «фильтровать» эфир в диапазоне частот от 100 МГц до 15 ГГц; собранная энергия хранится в конденсаторах или батареях. Эксперименты, проведённые с волнами телевизионного транслирования в одном километре от источника, показали, что используемое устройство (они задействовали датчик температуры) вполне работоспособно. Команда учёных планирует, что собираемая энергия сможет питать устройства, потребляющие до 50 милливатт. Сейчас планируется демонстрация работы микроконтроллера, питающегося «энергией из эфира».
  В настоящее время не существует идеального метода для непрерывного обеспечения энергией вживляемых медицинских электронных микросистем. Батареи кардиоводителя, к примеру, подлежат замене раз в восемь лет, что требует сложного и дорогого хирургического вмешательства. Группа ученых из Отдела проектирования микросистем (Department of Microsystems Engineering, IMTEK) который является подразделением Фрайбургского университета в Германии, возглавляемая доктором Свеном Керценмахером (Dr. Sven Kerzenmacher) и состоящая из инженеров, химиков и биологов, разрабатывает миниатюрные топливные элементы, превращающие глюкозу в электричество с помощью катализаторов, в основе которых находятся благородные металлы, такие как платина. Благородные металлы являются весьма подходящими для использования в имплантируемых системах благодаря их стабильности, низкой окисляемости и тому, что большинство из них не отторгается человеческим организмом. Такие топливные элементы вырабатывают электричество благодаря тому, что на поверхности катализатора происходит электрохимическая реакция окисления глюкозы, в которой участвует также кислород, находящийся в крови человека. Собственно топливные элементы представляют собой тончайшую пленку, нанесенную прямо на поверхность имплантируемого устройства. Используемые платина и другие благородные металлы не чувствительны к нежелательным для них химическим реакциям, таким как гидролиз и окисление, которые происходят внутри организма человека.
  Потребность в легких, компактных и обладающих высоким КПД устройствах для хранения энергии огромна и проявляется в различных областях от персональной электроники до гибридных автомобилей. В частности весьма остро стоит проблема улучшения свойств электродов для электрохимических конденсаторов высокой удельной плотности энергии (суперконденсаторов). Недавно был предложен принципиально новый тип электродного материала на основе двуслойных нанотрубок, причем оба их слоя состоят из оксидов различных металлов (снаружи – MnO2, изнутри – Co3O4). При этом требуется прозрачность оболочки для ионов из электролита, чтобы материал ядра тоже мог вносить свой вклад в запасание энергии. Для уменьшения “мертвого объема” нанонить подсоединяется непосредственно к коллектору электронов. Для получения описанного материала сначала формируется массив нанотрубок из оксида кобальта непосредственно на поверхности пластины из нержавеющей стали, играющей роль коллектора электронов. Формирование второго слоя (диоксида марганца) проводится по весьма необычной технологии: сначала поверхность нанотрубок покрывается пиролитическим углеродом, а затем он окисляется марганцовкой с осаждением MnO2 на поверхность Co3O4. Подобная технология позволяет достигнуть емкости в 480 Ф/г при возможности зарядки/ разрядки на 56% за 7 секунд и потере емкости 2,7% за 5000 циклов. Для сравнения, обычный массив нанотрубок Co3O4 деградировал за 5000 циклов на 17,4%, а гибридный материал из УНТ и MnO2 показывал емкость всего лишь порядка 100-200 Ф/г.
  Европейский самолётостроительный концерн EADS представил концепцию экологически безвредного, бесшумного пассажирского лайнера, который летает только за счёт электричества. Проект VoltAir демонстрировался на только что завершившемся авиасалоне в Ле Бурже на одном стенде с футуристическим самолётом-ракетой. Последний может показаться более интересной идеей EADS, зато VoltAir реальнее довести до стадии коммерческого производства. Сделать это планируется к 2035 году.
Суть VoltAir заключается в замене традиционных турбовентиляторных двигателей на один мощный толкающий винт в кольцевом обтекателе, расположенный в хвостовой части. Он должен быть сдвоенным и соосным – как у вертолётов без рулевого винта.
Эффективность нового двигателя планируется повысить путём замены материала для обмотки ротора: вместо меди будут использоваться высокотемпературные сверхпроводники. Они же пойдут на электропроводку, а охлаждать их можно будет жидким азотом. В результате удельная мощность достигнет 7-8 кВт/кг, что сопоставимо с нынешними топливными моторами для пассажирских самолётов. Ещё одна инновация – литий-воздушные батареи, которые разрабатываются для замены привычных литий-ионных аккумуляторов. Как следует из их названия, они используют воздух – точнее, атмосферный кислород – для окисления лития на катоде. Такая батарея способна вырабатывать 1 кВт•ч на килограмм веса. Конструкторы VoltAir смонтировали аккумуляторную систему в грузовом отсеке, чтобы обслуживающий персонал не тратил время на многочасовую подзарядку, а просто поменял выдохшиеся батареи на предварительно заряженные.
  Инженеры испанской компании Baolab Microsystems разработали наноразмерный трехмерный цифровой компас, которы может быть встроен непосредственно в чипы CMOS-микросхем. Трехмерные компасы, твердотельные гироскопы, нашли широкое применения в технологиях изготовления смартфонов и других мобильных устройств. Эти устройства, в большинстве случаев, выполнены в виде отдельных независимых микросхем и используют магниторезистивные материалы или датчики на основе эффекта Холла, объединенные с концентраторами магнитного поля, что позволяет с их помощью определять направление магнитного поля Земли. Представители Baolab Microsystems утверждают, что в отличие от других типов трехмерных компасов, они изготовили микроэлектромеханическую систему (microelectromechanical systems, MEMS) функционирующую благодаря силам Лоренца. Новое устройство получило название 3D Digital NanoCompass. В интервью издательству The Engineer, Найджел Дрю (Nigel Drew), технический представитель в Baolab Microsystems, рассказал: "Основное отличие разработанного нами устройства от существующих подобных устройств, это то, что его без проблем можно изготавливать вместе с чипом микросхемы. Все остальные устройства сторонних изготовителей являются отдельными устройствами или с трудом интегрируются в микросхему, требуя установки отдельно от кристалла магнитного датчика. А это в отрицательную сторону сказывается как на надежности электронного узла, так и на его стоимости".
"Фундаментальной вещью, реализованной нами, является то, что мы разработали технологию изготовления MEMS-устройств, таких как наш компас, используя стандартные маски и оборудование. Таким образом, производителям микросхем даже нет надобности вносить изменения в существующие технологические процессы". Найджел Дрю пояснил, что простота изготовления, и как следствие низкая стоимость таких устройств означает, что в будущем практически все смартфоны, планшетные компьютеры и другие мобильные телефоны будут иметь этот узел, что расширит их возможности. Так же, такие устройства могут стать основой для нового спортивного оборудования, навигационных систем и камер, реализующих функцию дополненной реальности. Первые технологические образцы микросхемы BLBC3-D, внутри которой будет заключено устройство NanoCompass будут доступны для разработчиков электронных микросхем и приборов, совместно с многофункциональным отладочным комплектом.
  Американский коллектив ученых предлагает печатный метод изготовления трехмерных структур «nanotransfer printing». Электромагнитная волна, распространяющаяся в метаматериале, имеет противоположно направленные вектор Пойнтинга (связывается с переносом энергии) и волновой вектор (связывается с направлением распространения электромагнитной волны). Диэлектрическая и магнитная проницаемости в определенном частотном диапазоне принимают отрицательные значения. Примером материала с отрицательным показателем преломления в ближнем ИК диапазоне являются чередующиеся слои «металл-диэлектрик-металл» общей толщиной порядка 100 нм со сквозными отверстиями размерами от 100 до 500 нм и периодом порядка 500 нм, изготовленные методом ионно-лучевой литографии. Достоинством метода является его прекрасная разрешающая способность в микрометровом диапазоне вплоть до 0.01-0.02 мкм, что хорошо согласуется с параметрами рельефа структуры. Однако медленная скорость формирования рельефа и сложность технологического процесса, который необходимо повторять каждый раз для получения нового образца, затрудняют производство таких структур, в особенности, если их размеры достаточно велики.
  В работе была получена 11-ти слойная структура площадью 6,5 см2 со сквозными отверстиями, эффективный показатель преломления Re(n) = -7 на длине волны излучения 2,4 мкм. Сначала необходимо изготовить шаблон-печать, который в дальнейшем может быть многократно использован для нанесения (печати) желаемой структуры на подложку. Для изготовления шаблона используется метод литографии (soft nanoimprint lithography), с помощью которого формируют рельеф на кремниевой заготовке. Глубина протравленных в кремниевой заготовке отверстий – 1 мкм, период структуры 850 нм. Когда шаблон готов, на него методом электронно-лучевого напыления из газовой фазы (electron beam evaporation, physical vapor deposition) наносятся слои Ag (30 нм) и MgF2 (50 нм), в общей сложности 11 чередующихся слоев толщиной 430 нм. Толщина наносимого слоя из Ag и MgF2 меньше глубины отверстий в шаблоне и напыляемые материалы оседают преимущественно на верхней плоской поверхности шаблона, хотя небольшая часть может осесть на стенках отверстий. Для облегчения процесса печати к напыленной структуре прикладывается слой папиросной бумаги, которая пропитывается 5% раствором плавиковой кислоты. Затем на шаблон прикладывается подложка из полидиметилсилоксана (polydimethylsiloxane, PDMS): на подложке делается «оттиск» чередующихся «продырявленных» слоев серебра и фторида магния – структуры с отрицательным показателем преломления. При необходимости напечатанную структуру можно перенести на другую подложку. Остатки материала удаляются из шаблона, чтобы подготовить его к очередному кругу печати. В отличие от литографии, достоинством предложенной технологии являются низкие рабочие температуры и отсутствие тепловой и химической деградации материала, а также возможность печати на подложках большой площади.
  В американской компании Applied Materials научились наносить слои диэлектрика толщиной в один атом каждый, чтобы получался 22-нанометровый чип с транзистором.
Нанотранзистор, сконструированный специалистами Applied Materials, состоит из трёх слоёв: кремниевой основы, проводящего слоя диоксида кремния и изолирующего слоя оксида гафния, содержащего атомы азота. Поскольку от диэлектрика зависит способность транзистора контролировать прохождение электронов, а толщина этого слоя составляет всего 2 нм, инженеры предложили поатомное распределение материала. В целях защиты изделия от посторонних включений, которые содержатся в воздухе, процедура проводится в вакуумной камере. Такой подход, получивший название Centura Integrated Gate Stack, позволяет ускорить прохождение заряженных частиц через транзистор на 10%. Это, в конечном счете, приводит к более быстрой работе микропроцессора или графического чипа с таким транзистором, а также к экономии энергии.
  Новый вид водородных топливных элементов, использующих энергию микроорганизмов, был использован исследователями для придания экспериментальному подводному аппарату переменной плавучести. Этот подводный аппарат представляет собой автономный датчик с электронной начинкой, который может в установленные моменты времени погрузиться на определенную глубину, опуститься на дно океана или всплыть на поверхность. Для управления плавучестью этого устройства используется водород, который является продуктом жизнедеятельности микроорганизмов определенного типа. Научно-исследовательская лаборатория ВМФ США (Naval Research Laboratory) назвала это устройство Zero Power Ballast Control из-за того, что для его перемещения в водной среде не требуется наличия любого источника энергии. В недавно проведенных испытаниях, проходивших неподалеку от берегов Таиланда, данная технология использовалась для перемещений батитермографа, общераспространенного датчика, который измеряет температуру воды и ее давление на различной глубине. Цилиндрический датчик состоит из двух отсеков: верхнего, в котором находится вся электроника и управляющие клапаны, и нижнего, в котором находится растущая колония микроорганизмов. Микроорганизмы вырабатывают достаточное количество водорода, которого хватает, что бы обеспечить топливом водородные топливные элементы, приводящие в действие всю электронную начинку датчика, так же вырабатываемого водорода достаточно для того, что бы вытеснить воду из объема нижнего отсека, придав устройству положительную плавучесть. Такая технология подводных датчиков может использоваться в паре не только батитермографами, но и с любым типом измерительной техники. Поэтому и область применения этой технологии достаточно широка, как и в военной, так и в гражданской областях. Обнаружение подводных лодок, мин, метеорологические, океанографические исследования – это только самые очевидные области использования новой технологии из весьма широкого ряда.
  Учёным из Стэнфордского университета (США), проводившим исследования под руководством профессора Филипа Вонга (Philip Wong), удалось получить образцы ячеек памяти, в которых роль электродов играют углеродные нанотрубки. Исследователи экспериментировали с резистивной памятью с произвольным доступом (RRAM) и памятью с изменяемым фазовым состоянием (PCM). Оба типа энергонезависимой памяти рассматриваются в качестве потенциальной альтернативы флеш-накопителям. Микросхемы RRAM и PCM, как ожидается, смогут обеспечить более высокие скорости передачи данных и меньшее энергопотребление. В тестовых ячейках RRAM размером 6×6 нанометров используются два перекрещивающихся слоя углеродных нанотрубок, разделённых слоем оксида алюминия. Для изменения состояния памяти прикладывается внешнее напряжение (около 10 В, сила тока – менее 10 микроампер). Экспериментальная PCM-ячейка имеет площадь 2,5 квадратных нанометра. Переключение между логическим нулём и единицей происходит за счёт изменения фазового состояния материала памяти (достаточно силы тока в 1,4 микроампера). В одной из этих фаз вещество носителя представляет собой непроводящий аморфный материал, а в другой — кристаллический проводник. Результаты исследования говорят о том, что применение углеродных нанотрубок позволяет уменьшить размеры ячеек памяти до нескольких нанометров – а значит, существенно повысить плотность хранения информации.
  Новая передовая технология памяти ReRAM, разработанная компанией Samsung,  использует в качестве материала, изменяющего сопротивление, асимметричную двухслойную пленку Ta2O5-x/TaO2-x в отличие от других технологий, в которых применяется пленка из материала Ta2O5. Использование двух слоев разных материалов позволяет ограничить диапазон изменения удельного сопротивления материала. Так же для изменения сопротивления нового материала происходит при существенно меньшем значении протекающего через него электрического тока. Это, в свою очередь, позволяет уменьшить расход энергии, увеличить число циклов перезаписи до триллиона раз и обеспечивает высокую скорость записи информации в память нового типа. Естественно, имея ресурс в миллион раз превышающий ресурс современной flash-памяти, новая память может стать основой для быстрых и недорогих устройств хранения информации большой емкости. А высокая скорость записи информации, составляющая всего 10 нс, позволяет использовать эту перспективнейшую технологию вместо обычной динамической оперативной памяти.
  Решая проблему создания электроники, совместимой с человеческим организмом, исследователи из университета Северной Каролины разработали устройство хранения данных, компьютерную память, обладающую консистенцией и физическими свойствами желе. "Наше устройство хранения данных является мягким, гибким и чрезвычайно хорошо функционирует во влажной окружающей среде, к примеру, внутри человеческого мозга" - рассказывает доктор Майкл Дики (Dr. Michael Dickey), один из ученых, приложивших свои усилия к созданию нового типа памяти. Мягкость устройства обеспечивается тем, что оно состоит из коллоидного токопроводящего гелевого состава. Внутри геля заключены проводники из сплава металлов галлия и индия, который может переключаться из проводящего состояния в непроводящее. Эти два состояния соответствуют уровням логических 1 и 0, битам информации, хранящимся в обычной памяти. Т.е. биметаллический сплав работает как мемристор, обеспечивая быстроту процесса чтения-записи данных и обеспечивая низкое энергопотребление устройства в целом. Опытный образец такой желеобразной памяти еще не оптимизирован по структуре и имеет весьма малый объем для хранения информации. Но исследователи утверждают, что достаточно просто используя разработанную ими технологию, реализовать устройства хранения данных большого объема, достаточного для работы в медицинских контрольных приборах, биологических датчика, которые работают внутри организма и, возможно, взаимодействуют с ним.
  Впервые о возможности создания звуковых шапок-невидимок учёные заговорили в 2006 году. В 2008-м доктор Стивен Каммер (Steven Cummer) из университета Дюка подвёл под предположения теорию. В 2011 году инженеры университета Иллинойса (University of Illinois Urbana-Champaign) создали первую «акустическую мантию». Отражения звуковых волн от поверхности (вверху) объекта, находящегося на ней (в центре) и скрытого объекта (внизу). Видно, что картина распространения волн в присутствии «невидимки» почти не нарушается (фото Duke University). Сегодня Каммер и его коллеги создали устройство, способное прятать объект от звуковых волн в диапазоне частот, различаемых человеческим ухом (1-4 килогерца), и в воздухе. Для этого они собрали матрицу из пластиковых перфорированных панелей, составленных на определённом расстоянии друг от друга. На плоской поверхности устройство отражает падающие на него звуковые волны таким образом, будто никакой помехи на их пути нет. Так, учёные смогли спрятать за шапкой-невидимкой деревянный брусок длиной 10 сантиметров. Проще говоря, если в его сторону аукнуть, то ответного эха никогда не услышишь.
  Исследователи из Кореи использовали листочки графена для получения прозрачных и легких динамиков, которые, по их словам, могут быть прикреплены к окнам или компьютерным экранам. Йонгсинг Янг (Jyongsik Jang) с соавторами из Национального Университета Сеула использовали струйную печать и технику осаждения паров для того, чтобы осадить пленку из оксида графена на подложку из поливинилиденфторида [poly(vinylidene fluoride) (PVDF)], затем оксид графена восстанавливали с образованием графеновой пленки. Новый метод является не только демонстрацией нового способа получения графеновых пленок, но демонстрацией нового варианта практического применения графена – для получения тонких прозрачных громкоговорителей. Новый тип громкоговорителя представляет собой тонкую поливинилиденфторидную пленку, размещенную между двумяэлектродами из графена. Динамик работает за счет того, что электрический ток вызывает пьезоэлектрические явления, которые приводят к деформации поливинилиденфторида, а деформация этой пленки способствует образованию звуковых волн. Джинию Джиянг (Jinyue Jiang), специалист по оптоэлектрическим материалам из Университета Небраски не только высоко оценивает разработанный в группе Янга акустический прибор, но и отмечает новизну метода осаждения графена. Он подчеркивает, что особая привлекательность этой методики осаждения заключается в том, что
она может быть масштабирована для получения больших количеств графеновых пленок, нанесенных на субстраты различной природы, размер и форму которых можно контролировать.
  Если покрыть обычный песок модифицированным оксидом графита, его способность фильтровать загрязнённую воду повышается в несколько раз. Сам по себе песок используется для очистки воды от вредных примесей более шести тысячелетий, а современные фильтры на его основе одобрены Всемирной организацией здравоохранения, рассказывает Майнак Маджумдер из австралийского Университета Монаша. Вместе с коллегами из Австралии и США он предлагает улучшить полезные свойства этой осадочной горной породы. Исследователи разработали несложный метод «укутывания» песчинок в нанолисты оксида графита, к которому присоединены тиольные группы. После обработки «сверхпесок» может улавливать в пять раз больше тяжёлых металлов и органических красителей по сравнению с обычным. А способность к абсорбции ртути возрастает шестикратно. Продолжительность действия также резко увеличивается: в экспериментах простой песок «пресытился» ртутью за 10 минут, а улучшенный продержался 50 минут. Как утверждают авторы технологии, по своим показателям она сравнима с более дорогими фильтрами на основе активированного угля. Поэтому она пригодится в бедных странах, испытывающих дефицит как питьевой воды, так и водоочистных средств.
  Нынешние методы мониторинга состояния конструкций в большинстве своём основаны на визуальном осмотре специалистами. Такие процедуры затратны, медленны, трудоёмки и в некоторых случаях опасны. Особенно это касается мостов, дамб и подобных сооружений. Американские инженеры из Массачусетского технологического института (MIT) объединились с физиками Потсдамского университета (Германия) для создания автономной системы контроля зданий и сооружений. Вначале исследователи экспериментировали с силиконовой тканью, дополненной серебряными электродами. В лаборатории этот метод показал неплохие результаты, но на практике материал оказался чересчур тонким для длительного использования. Тогда было решено объединить материал на основе термопластичного эластомера и диоксида титана с электропроводящим полимером –полианилином. Появление трещины вызывает подвижки в бетоне, что приводит к деформации «заплатки» и изменению её электрической ёмкости. Раз в сутки встроенный микропроцессор посылает сигналы расположенным поблизости «заплаткам» и определяет, произошли ли перемены. Поскольку место образовавшегося повреждения можно точно обнаружить, а сигнал об этом поступает в течение 24 часов, система является чрезвычайно эффективной, считают разработчики. А, уменьшив размер «заплаток» (сейчас их длина и ширина составляют около 10 см), можно сократить расходы на эксплуатацию.
  Углеродное покрытие, разработанное в Германии , уменьшает трение режущей части сельхозорудия о землю. В итоге расходы энергии на обработку одного и того же участка могут сократиться на 30%. Ежегодно германские фермеры сжигают во время «битвы за урожай» около миллиарда литров топлива. И половина его расходуется не на сами работы, а на преодоление сопротивления почвы при контакте её с плугом или бороной. Специалисты Фраунгоферовского института механики материалов (Fraunhofer IWM) взялись помочь селянам, привнеся современные технологии в древнюю профессию пахаря. Участники проекта RemBob создали оболочку для орудий на основе алмазоподобного углерода (DLC). Благодаря ей тракторы, тянущие плуги, бороны и культиваторы, могут «уменьшиться» в размерах либо работать не на полную мощность. Почва же станет менее плотной, что благоприятно скажется на урожаях. Ещё одним преимуществом технологии является повышение износостойкости фермерского оборудования. Зубцы бороны за сезон теряют около половины своего веса, и ни высококачественные стальные сплавы, ни традиционные способы защиты металла почти не помогают, говорит один из инженеров, участвующих в проекте, Мартин Хёрнер. DLC-покрытие хорошо выдерживает давление земли. Единственной проблемой является быстрая деформация стальной основы и растрескивание орудий, даже несмотря на сверхпрочную оболочку. Посему исследователи подумывают о том, чтобы поменять сталь на победит или усиленный стекловолокном пластик.
   Новые бионические очки должны дать самостоятельность тем, чьё зрение настолько плохо, что они не могут ориентироваться в пространстве, в том числе и практически слепым людям – рассказывает представитель Департамента клинической неврологии, доктор Оксфордского университета Стивен Хикс (Stephen Hicks).
Внешне данное устройство выглядит как обычные очки, однако внутри оно имеет видеокамеры, систему распознания лиц, а также датчики местоположения и определения глубины. Всё перечисленное оборудование стало сейчас доступным, и инженеры Оксфорда решили объединить их в одной системе. Устройства слежения располагаются на дужках очков. Их сигнал обрабатывается при помощи небольшого компьютера, который передаёт значимую информацию об объектах на мониторы, в виде полупрозрачных стёкол. Отображаемой очками информацией может быть оптимальная дорога, или обработанный для комфортного чтения мелкий текст, или описание человека, который без данного приспособления видится как размазанное пятно. Учёные надеются, что их разработка поможет людям со зрением, ослабшим в силу преклонного возраста или иных обстоятельств. Итоговая стоимость очков будет приближена к стоимости флагманских смартфонов – около пятисот фунтов стерлингов; для сравнения, покупка и дрессировка собаки-поводыря обойдётся в 25000–30000 фунтов стерлингов.
  Идея "печатать" протезы и коронки из биологически совместимых композитных материалов пришла в головы иранских учёных. Хусейн Хейроллахи из Университета имени имама Хусейна и его коллега Фарид Аббасзаде, представляющий Исламский университет Азад, считают, что современные технологии быстрого прототипирования вполне способны воспроизвести копию зуба со всеми его выступами, углами и бороздками. Во всяком случае это гораздо эффективнее, нежели современная «художественная резьба» по полимерной заготовке, считают специалисты. Для получения трёхмерной модели зуба предложено использовать компьютерную томографию конусообразным лучом (CBCT), которая уже применяется в стоматологии. Этот способ почти безопасен для пациента, поскольку доза облучения является минимальной, а качество изображения остаётся очень высоким. Завершить моделирование поможет система автоматизированного проектирования (САПР). После этого 3D-принтер изготавливает протез зуба или целой челюсти по компьютерной мерке из порошкового либо жидкого полимера, поясняют исследователи. Насколько этот процесс дешевле и проще традиционных методик, сказать сложно, потому что до испытаний дело пока не дошло.
  Я думаю, что есть много достижений и у российских ученых в части промышленного освоения нанотехнологий. Поэтому один из последующих обзоров я планирую посвятить работам, представленным на конференции Нанотех`2011 (30/XI – 2/XII 2011, Казань) и на ежегодной конференции Нанотехнологического общества России (5-7/Х 2011, Санкт-Петербург).

Двумерный метод обучения в процессе подготовки инновационных инженеров

Двумерный метод обучения в процессе подготовки инновационных инженеров

К.Л. Левков (Тель- Авивский Университет, Израиль) и
О.Л. Фиговский (Международный Исследовательский Центр Нанотехнологий, Израиль).

По определению учёных-экономистов современное мировое промышленное производство находится в середине периода доминирования пятого и начала реализаций отдельных научных направлений шестого технологических укладов. Совершенствование существующих и разработка множества новых научно-технических направлений происходит в условиях всё нарастающего усложнения технических объектов и технологий. Новые технологические условия требуют увеличения интеллектуальных и материальных затрат на прикладные исследования и опытно-конструкторские разработки.
Разработка перспективных технических систем и технологий, основанных на использовании в различных сочетаниях многочисленных физических, химических, биологических, математических и информационных законов, принципов, эффектов и моделей, определяет соответствующие требования к уровню квалификации и творческому потенциалу инженеров, осуществляющих непосредственную разработку нововведений.
Из всего многообразия требований к инженерам вообще и к инновационным инженерам в особенности, основными следует считать развитый механизм принятия технических решений на изобретательском уровне, способность находить необходимую информацию и самообучаться. Способность принимать эффективные технические решения вырабатывается в результате развития инновационных способностей и системного стиля мышления. Системное мышление является одной из главных составляющих творческого процесса учёных, инженеров и изобретателей. Его развитие в процессе обучения должно осуществляться путём изменения методов преподавания базовых дисциплин и решения специально подобранных учебных и практических инженерных задач. Для этого необходима модернизация учебных программ и методик преподавания, а также их адаптация к потребностям данного аспекта инженерной подготовки. Суть этой модернизации заключается в более полном использовании дидактического потенциала каждой изучаемой темы и решаемых в качестве примеров задач при изучении базовых дисциплин.
Перед разработчиками учебных программ в той или иной степени  встаёт один и тот же извечный вопрос дидактики: «Чему учить и как учить?». Этот вопрос не вызывает ощущения проблемности при формировании учебных программ и их тематического наполнения для общетеоретических и технологических дисциплин, базирующихся на  традиционных разделах науки и техники (например, математика, общая физика, общая химия, обработка металлов резанием и т.д.). Эти науки вошли в состояние эволюционного развития, что обуславливает относительно низкую динамику изменений как их самих, так и учебных программ изучения этих дисциплин. Это позволяет продолжительный период преподавать данные предметы без существенных программных и тематических корректировок.
Значительно сложнее осуществляется процесс формирования учебных программ и материалов по предметам, в основу которых положены новые и бурно развивающиеся области и направления науки и техники. В этих условиях весьма затруднительно оперативно и часто перестраивать учебные программы под постоянно появляющиеся инновации. Проходит время пока определённое количество значимых изобретений или научное открытие серьёзно не повлияет на теоретические основы конкретной предметной области. Это обстоятельство заставляет корректировать, а то и существенно дополнять учебники, учебные пособия, учебные программы и лабораторные практикумы, а также производить повышение квалификации преподавательского состава. Постоянная потребность в таких изменениях, по ряду научно-технических направлений, существенно опережает адаптивные возможности существующей системы образования с присущими ей образовательными технологиями, основывающиеся, в основном, на словесном, наглядном и практическом методах обучения. Междисциплинарное взаимодействие порождает неожиданные и непредсказуемые научные открытия и обуславливаемые ими новые технические решения, которые не всегда вписываются в границы тех или иных специальностей. Подобная ситуация обуславливает  отставание научно-технического уровня преподаваемых и изучаемых по жёстким программам специальных дисциплин от реального и постоянно изменяющегося содержания предметных областей с высокой инновационной динамикой.
Образовательный процесс, основанный на догоняющих учебных программах  малоэффективен и свидетельством этому являются существенные временные и материальные затраты на доучивание или переучивание, которые несут фирмы при профессиональной адаптации молодых специалистов. Низкая эффективность большинства существующих образовательных методов в области высоких технологий обусловлена ещё и тем, что при традиционных подходах к обучению, являющихся по своей сути репродуктивными, невозможно учить тому, что ещё не освоено преподавателями и не вошло в учебные программы. Для реализации продуктивных методов обучения, в основу которых положено самостоятельное освоение учебного материала в сочетании с проблемным, поисковым и исследовательским обучающими методами при консультативной преподавательской поддержке, необходима перестройка системы образования инновационных специалистов.
В большинстве случаев существующий процесс подготовки будущих инженеров нацелен не на предстоящую продуктивную и творческую работу, а на сдачу тех или иных экзаменов в процессе обучения, а также на прохождение при будущем трудоустройстве далеко не совершенных процедур приёма специалистов на работу после окончания ВУЗ(а). Этот процесс не регламентирован какими-либо правилами или рекомендациями. Отсюда нередки случаи когда принимающую на работу сторону в качестве проверки компетентности специалиста интересует информация, которую не обязательно запоминать и которую легко можно найти в различного рода учебниках, справочниках или в Интернете. В более цивилизованных вариантах проявляется интерес к тому, чем претендент на вакантную должность занимался на стажировках или на прежних местах работы и тем самым умозрительно определяют его готовность выполнять должностные обязанности на новом месте. И относительно редко выясняют у специалиста видимые им профессиональные подходы к решению предстоящих инженерных задач
    Подобная практика приёма на работу стимулирует образовательный процесс, в котором весьма высока доля механически запомненных и не всегда связанных непосредственно с окружающей реальностью знаний. Возможно, такая структура образования приемлема для формальной оценки и отбора для последующей стажировки инженеров по эксплуатации и ремонту сложного оборудования или для конструкторско-технологической и производственной реализации апробированных и доведенных до уровня технического предложения инноваций. Образовательный процесс и соответствующие ему методы подготовки инновационных инженеров необходимо строить по совсем другому принципу, который должен соответствовать критериям профессионального отбора этой категории специалистов. Вполне естественной представляется ситуация, в которой сама подготовка инновационных специалистов тоже носит инновационный характер, который предполагает определённые методы, основанные на внешних по отношению к педагогике моделях и  нетрадиционных решениях.
В перечне основных требований к уровню квалификации инновационного специалиста находится знание множества  предметных областей. Определение перечня этих областей разработчиками учебных программ производится по принципу «чем больше – тем лучше». Реальный объём подлежащих изучению студентом знаний за единицу времени имеет психофизиологический объективный и субъективный пределы усвоения информации.  Вместе с тем количество подлежащей усвоению учебной информации увеличивается с каждым годом. Подобная ситуация приводит к дидактическому противоречию. Это противоречие может быть сформулировано следующим образом: «Инновационному специалисту надо быть компетентным в широком перечне областей знания и, при этом, процесс усвоения новых знаний не должен выходить за допустимые временные и психогигиенические пределы». Наличие любого противоречия свидетельствует об изобретательском характере задачи, требующей для её решения соответствующих методов. Одним из этих методов является метод аналогий. В данном случае, в качестве аналогии могут быть использованы технологии сжатия информации, использующие содержащуюся в любых информационных структурах избыточность.
Избыточностью в текстовых, звуковых и видео файлах является, например, повторение в  них одинаковых фрагментов (слов естественного или машинного языка, пропуски в тексте и др.). Для устранения этой избыточности существуют методы сжатия информации, реализованные в архиваторах для текстовых файлов (ZIP, RAR и др.). Для сжатия звуковых файлов широко используется формат MP3, а для видео файлов – формат MP4.

Избыточностью в учебной информации  является наличие в изучаемых предметах и в междисциплинарном пространстве повторяющихся изоморфных явлений, процессов, принципов и законов, которые являются различными по природе и одинаковыми по свойствам, характеру и формально-математическим описаниям. Возможность их объединения в едином тематическом построении снижает объём изучаемого материала путём устранения учебно-информационной избыточности.
Реализация процесса объединения изоморфных явлений, процессов, принципов и законов осуществляется с помощью метода двумерной дидактики, который, помимо снижения объёма учебной информации. позволяет значительно повысить коэффициент полезного действия образовательного процесса в направлении расширения междисциплинарного кругозора, развития общего и системного мышления, а также повышения прочности знаний. Основой метода является принцип двумерного обучения, реализуемый путём ассоциативной привязки тем и решаемых задач изучаемого предмета к похожим явлениям и задачам других предметных областей. Эффективность данного метода обучения достигается путём соответствующего логического структурирования учебного материала и подбора изоморфных явлений, математических и семантических моделей из существующей системы знания. В отличие от традиционного обучения, двумерный способ структурирует учебный материал не только по принципу предметно-тематического построения (например, последовательно изучаемые темы курса «Теоретические основы электротехники» (ТОЭ), но и по принципу функциональному (например, рассмотрение общей  модели процесса накопления энергии в конденсаторных, маховичных, гравитационных, электрохимических, тепловых и др. накопителях при изучении темы ТОЭ, связанной с соответствующим использованием конденсаторов).
В качестве первого примера реализации предлагаемого метода рассмотрим тему «Закон Ома», которую изучают при прохождении курсов физики (электричество), ТОЭ, электрохимии и др.
Базовые понятия, сформированные в предыдущих темах: электродвижущая сила, электрическое сопротивление, электрический ток (электротехника), прямая и обратная пропорциональная зависимость (математика). Вертикальная составляющая обучения: разъяснение физической сущности закона и решение задач на нахождение неизвестного значения  из триады параметров (напряжения, сопротивления или тока).
Горизонтальная составляющая обучения включает:
а) перечень и аннотацию практических задач, базирующихся на теории линейных электрических цепей и требующих для их решения использования закона Ома (расчёт поперечного сечения проводов электросети и обмоточных проводов электрических машин, выбор предохранителей, расчёт нагревательных элементов, расчёт добавочных сопротивлений и шунтов для измерительных цепей и др.);
б) формулирование и разъяснение законов-аналогов (изоморфизмов) с общей семантической и математической моделью:
- закон Ома для магнитной цепи;
- закон Ома для пневматического и гидравлического контуров;
- закон Ома для механических приводов (трансмиссий);
- закон Ома для подвижного железнодорожного состава и др.
в) представление закона Ома для электрической цепи как частного случая реализации общего закона воздействия движущей силы на физические объекты;
г) формулирование вывода общего закона воздействия движущей силы на физические объекты (междисциплинарного определения закона Ома):
«Результат воздействия движущей силы на какой-либо физический  объект (тело или частицу) прямо пропорционален величине этой силы и обратно пропорционален величине сопротивления оказываемого этому объекту при его движении»;
д) определение движущих сил: направленной механической, вращающего момента, гидравлического, пневматического (газового), осмотического, звукового и светового давлений, электродвижущей силы (ЭДС), магнитодвижущей силы (МДС), разности температур и др.;
е) определение видов сопротивлений: электрическое, магнитное, термическое, аэро- и гидродинамическое, трения качения и скольжения и др.;
ж) определение противодействующих сил и их отличие от сопротивлений;
з) пример качественного представления закона    движущей силы (закона Ома) в психологии,  где соответствующими аналогиями являются: электродвижущая сила - мотивация, внутреннее сопротивление - лень, сопротивление нагрузки - производительный труд, противо-ЭДС - мешающие внешние производственные и социальные факторы как противодействующие силы.
Второй иллюстративный пример связан с решением алгебраических задач.
Задача 1. Из города А в город Б навстречу друг другу одновременно выехали два автомобиля. Один из автомобилей может пройти расстояние между этими городами за  «a» часов, а второй за «b» часов. Через которое время они встретятся?
Базовые понятия: меры длины и расстояния, время, скорость.
Решение: t = a * b /( a + b).
Задача 2. Два маляра, начав работу одновременно, должны покрасить помещение. Один из них может выполнить всю работу за «a» часов, а второй за «b» часов. Через какое время они завершат работу?
Базовые понятия: меры площади, время, производительность труда.
Решение: t = a * b /( a + b).
Задача 3. Два электрических сопротивления (резистора) включены параллельно. Один из них имеет сопротивление «a» Ом, а второй -  «b» Ом.
Каково их общее сопротивление?
Базовые понятия: сопротивление, проводимость.
Решение: r = a * b / (a + b).
При рассмотрении данных задач, студенты должны объяснить, почему задачи, имеющие отношение к механике, экономике и электротехнике имеют одно и то же решение (единую математическую модель). Далее можно обобщить, при активном участии обучаемых, что подобные задачи с этой же математической моделью можно сформулировать для многих других предметных областей и все они могут быть объединены одним определением: «Если два (или более) производительных фактора, включившись в процесс одновременно, работают на достижение совместного конечного результата, то время достижения этого результата равно обратной величине суммы их производительностей».
Важным моментом в реализации дидактического потенциала приведенных задач является разъяснение двух противоположных понятий: производительности и сопротивления. Производительность легкового автомобиля – это его скорость т.е пройденный километраж за единицу времени. Производительность труда – это объём проделанной работы за единицу времени. Производительность резистора – это его проводимость (величина обратная сопротивлению), как параметр, определяющий величину проходящего через него тока. Далее необходимо перечислить и разъяснить сущность семантически родственных, при реализации математических моделей, параметров: производительности труда, производительности технологического оборудования, электрической проводимости, магнитной проницаемости, пропускной способности транспортных магистралей, трубопроводов и каналов связи, а также электрического тока, магнитного, теплового, воздушного, гидравлического, транспортного, информационного и др. потоков.
Сопротивление движению автомобиля – это совокупность факторов (трение, аэродинамическое сопротивление), которые необходимо преодолевать и которые не дают возможности автомобилю двигаться со скоростью света. По условию задачи 1 величины «a» и «b» - сопротивления движению, ибо если бы они равнялись нулю, то автомобили покрыли бы расстояние между городами мгновенно. Сопротивлением (мешающими факторами) процессу производства (задача 2, величины «a» и «b») являются его ограниченные технологические возможности, неорганизованность производства и исполнителей, неблагоприятные условия труда, усталость, отвращение к работе и др. При отсутствии факторов сопротивления процессу производства конечный результат работы получают тотчас же. Сопротивление резистора (задача 3, величины «a» и «b») – это свойство материала, из которого он изготовлен, препятствовать прохождению электронов. При отсутствии электрического сопротивления в электрической цепи, содержащей источник электродвижущей силы, ток равен бесконечности. Таким образом, если говорится о достижении некого результата за определённое время, то речь идёт о величине, имеющей размерность сопротивления. При этом следует подчеркнуть, что величина электрического сопротивления, в свою очередь, связана с временным фактором, так как она численно равна времени, за которое электрический заряд величиной в 1 Кулон пройдёт через резистор с определённым сопротивлением при приложенной постоянной величине электродвижущей силы в 1 Вольт.
Идея многомерности в обучении не нова. Ещё Рене Декарт, известный французский математик, философ, физик и физиолог, в своих афоризмах отмечал: «Все науки настолько связаны между собою, что легче изучать их все сразу, нежели какую-либо одну из них в отдельности от всех прочих». И ещё: «Высказывания мудрецов могут быть сведены к очень небольшому числу общих правил». Это значит, что существует некоторое, относительно небольшое, количество элементов системы знания, которые в различных сочетаниях и взаимосвязях могут образовывать значительно большее количество подсистем (предметных областей). К элементам системы знания относятся законы, теоремы, аксиомы, правила, принципы, эффекты, математические и семантические модели. Из них, как из кирпичиков, состоят отдельные дисциплины. Одни и те же элементы системы знания в неизменённом или модифицированном виде могут входить в разные подсистемы – предметные области. Кроме этого, в Общей теории систем, предложенной Карлом Людвигом фон Берталанфи, признаётся изоморфизм законов, управляющих функционированием системных объектов.
В процессе подготовки учебных материалов для реализации двумерного обучения производится информационный поиск, классификация и систематизация не только элементов системы знания, но и системных компонентов.  Изучение и знание инновационными специалистами всего разнообразия функций системных компонентов (датчиков, интерфейсов, микроконтроллеров, микроэлектромеханики и т.п.)  является одним из главных и обязательных условий для проведения оптимального функционального синтеза разрабатываемых технических систем. Поэтому привязку тем общетеоретических предметов к практике построения объектов техники необходимо производить уже в процессе изучения этих курсов. Студенты инженерных специальностей должны иметь представление о прикладном значении и о вариантах практического применения получаемой ими учебной информации в различных предметных областях. Подобное разностороннее и утилитарное преподавание базовых учебных предметов в сочетании с проблемным, поисковым и исследовательским методами обучения существенно увеличивает прочность и эффективность получаемых студентами знаний.
Двумерная дидактика существенно расширяет профессиональный кругозор учащихся и студентов и в немалой степени определяет их профессиональную мобильность в будущей деятельности. Профессиональная мобильность – это способность и готовность специалиста достаточно быстро и успешно адаптироваться к новым технологическим условиям путём освоения новой техники и технологий, приобретать недостающие знания и умения, а также способность переключаться на другой вид деятельности. Профессиональная мобильность предполагает высокий уровень обобщённых профессиональных знаний, основанных на междисциплинарных представлениях и практической применяемости математических моделей, физических, химических, биологических и информационных законов, правил, принципов и эффектов. В условиях быстрого изменения техники и технологий профессиональная мобильность является важным компонентом квалификационной структуры (модели) инженера.
Реализация метода двумерной дидактики позволяет увеличить прочность знаний, активизировать системное мышление, выводить обучаемого за рамки изучаемого предмета, а также способствует в дальнейшей практической деятельности осуществлению эффективного компонентного синтеза проектируемых технических систем с использованием общефункциональных признаков и свойств системных элементов.


Литература

1. К.Л.Левков, О.Л.Фиговский. К вопросу подготовки инновационных инженеров.
http://www.metodolog.ru/node/600

2. Ю.П. Похолков, А.И. Чучалин, О.В. Боев
Гарантии качества подготовки инженеров: аккредитация образовательных программ и сертификация специалистов. //Вопросы образования. 2004. № 4. С. 125-141.

3. Рыжов В.П. ИНЖЕНЕРНОЕ ТВОРЧЕСТВО И ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ИНЖЕНЕРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. Открытое образование 5/2005.

4. Магаршак Ю. Ученый или инженер – кто выше? Известия науки, 2003.

5. КУРАЕВ А.А. Доклады БГУИР. ЭЛЕКТРОНИКА. ИЗОМОРФИЗМ И ВОЛНОВАЯ ГИПОТЕЗА ПРОСТРАНСТВА-ВРЕМЕНИ. 2003.

6. Георгий Малинецкий. Доклад о перспективах РФ. 2009.
   http://www.nanonewsnet.ru/articles/2009/georgii-malinetskii-doklad-o-perspektivakh-rf

7. Профессор В.М. Задорский       Креативизм или кретинизм?
http://blog.liga.net/user/vzadorskiy/article/6338.aspx

Будьте лучшими...

Будьте лучшими...

Олег Фиговский, академик Европейской академии наук,
Зав.кафедрой ЮНЕСКО «Зелёная химия»

  Революционную мысль высказал недавно Владимир Путин на заседании правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям.
  – Россия, чтобы обеспечить свое развитие и безопасность, должна не подтягивать себя к мировым стандартам, а сохранять лидерство, – заявил он.
  – Мы на протяжении десятилетий, когда хотим зафиксировать какие-то успехи страны или успехи в отдельных отраслях производства и отдельных сферах нашей жизни, говорим, что мы начали производить продукты не хуже мировых. Но фокус заключается в том, что, чтобы жить лучше и чувствовать себя в безопасности, нам нужно быть лучшими, – сказал премьер Путин, призвав также придумать новые методы борьбы с утечкой мозгов.
  Начало ХХ века пришлось на 3-й и 4-й технологический уклад и прежде всего на тяжелое машиностроение, металлургию, авиастроение. По сути дела вся военная история это попытка прорыва – Советского Союза к возможности использовать этот уклад. От того, удался или нет этот прорыв Советскому Союзу по сути зависела история. Но тогда прорыв удался и поэтому Советский Союз выстоял в Великой отечественной войне и смог стать сверхдержавой.
  Однако пятый технологический уклад – компьютеры, интернет, малотоннажная химия, нами полностью пропущен. В пылу саморазрушительной реформы Россия его полностью пропустила. А ведь на этой волне взлетела новая экономика США, Южной Кореи и Израиля.
  На взгляд проф. Г.Г. Малинецкого, который выступил с докладом в на 2-ой конференции по нанотехнолгическому образованию, России надо, не имея 5-го технологического уклада, ворваться сразу в 6-й, где основными технологиями будут биотехнологии, новая медицина, нанотехнологии, роботика, полномасштабные технологии виртуальной реальности и высокие гуманитарные технологии.
  Далее проф. Г.Г. Малинецкий замечает: «Для того, чтобы развивались высокие технологии, для того, чтобы мы сдвинулись с мертвой точки, и действительно имела бы место модернизация, должен быть замкнут круг воспроизводства инноваций. Для этого нужен мониторинг того, что происходит в мире и целеполагание, то есть понимание, а что мы собственно хотим построить в России. А для этого нужны экспертиза, фундаментальная наука и образование. Примем, что все это стоит условно 1 рубль, тогда прикладная наука будет стоить примерно 10 рублей, а создание массовых технологий, которые выходят на рынок, будет стоить 100 рублей в принятой шкале. Почему у нас ничего не получается? Очень понятно почему. Потому, что  у нас   нет двигателя – прикладная наука была разгромлена в 90-е годы. И соответственно у нас нет и колес, которые должен крутить этот двигатель – у нас нет крупных высокотехнологических корпораций. Есть ли решение у нашей задачи, можно ли, не имея предыдущего уклада, прорваться в следующий? Ответ дает пример Канады и Южной Кореи. Сегодня темпы роста южнокорейской экономики более десятка процентов ежегодно. Более того, после того, как Южная Корея решила прорываться в следующий  – 5-й уклад, не имея 4-го, Сеул в течение нескольких лет она стал первым городом мира по числу физиков на душу населения. На этом примере понятно, какое отношение прорыв подобного рода имеет к образованию, к науке и ко всему прочему. Российская экономика сейчас по объемам даже не достигла уровня 91-го года. А китайская экономика за последние 30 лет выросла в 14 раз по тому же ВВП. Поэтому совершенно естественно, что у нас немного времени. По сути дела, все решится в ближайшие 5-7 лет. Поэтому вопрос «Когда?», он тоже понятен: либо в эти 5-7 лет, либо, видимо, уже никогда.
  Сегодняшняя реальность такова, что усли мы хотим участвовать в процессе глобализации, необходимо строить экономику, основанную на знаниях. В 2009 году в мире было 150 тысяч патентов выдано международных, из них на долю Соединенных Штатов Америки приходится примерно 50 тысяч, далее идут Япония, Германия, Южная Корея, Китай. Россия находится на 23-м месте – это 569 патентов. Много это или мало? Коллеги, это втрое меньше, чем одна китайская фирма. Где получается, где создаются, откуда берутся сегодня патенты? Дело в том, что их источник – это пятый технологический уклад, которого в России нет.  Подтверждение этому утверждению находим в том, как наша инновационная сфера отреагировала на глобальный экономический кризис. Сравним ситуацию с патентами в мире и у нас в период кризиса. Америка на 10% сократила число патентуемых изобретений, Германия сократила, но – в Японии и Южной Корее их число выросло. Это свидетельствует о том, что они перешагнули – они патентуют уже следующий уклад! Однако безусловными лидерами по темпам изменения патентов в период кризиса стали  Китай и Россия. Китай увеличил число патентуемых изобретений на 30%,  а Россия на 30% сократила. Как выглядит Россия на мировой экономической карте? Имея 30% всех мировых богатств, и внося вклад в мировой продукт на уровне 3%, в области инноваций Россия дает лишь 0,5%. То есть, по сути дела, это означает, что у нас нет национальной инновационной системы. И мы соответственно сейчас у разбитого корыта.
  Совершенствование существующих и разработка множества новых научно-технических направлений происходит в условиях всё нарастающего усложнения технических объектов и технологий. Новые технологические условия требуют увеличения интеллектуальных и материальных затрат на прикладные исследования и разработки.
  Разработка перспективных технических систем и технологий, основанных на использовании в различных сочетаниях многочисленных физических, химических, биологических, математических и информационных законов, принципов, эффектов и моделей, определяет соответствующие требования к уровню квалификации и творческому потенциалу инженеров, осуществляющих непосредственную разработку нововведений.
  По мнению авторов доклада на конференции по новейшему инженерному образованию в Ариэльском университетском центре (Израиль) О. Фиговского и К. Левкова  из всего многообразия требований к инженерам вообще и к инновационным инженерам в особенности, основными следует считать развитый механизм принятия технических решений на изобретательском уровне и способность находить необходимую информацию и самообучаться. Способность принимать эффективные технические решения вырабатывается в результате развития инновационных способностей и системного стиля мышления. Системное мышление является одной из главных составляющих творческого процесса учёных, инженеров и изобретателей. Его развитие в процессе обучения должно осуществляться путём изменения методов преподавания базовых дисциплин и решения специально подобранных учебных и практических инженерных задач. Для этого необходима модернизация учебных программ и методик преподавания, а также их адаптация к потребностям данного аспекта инженерной подготовки. Суть этой модернизации заключается в более полном использовании дидактического потенциала каждой изучаемой темы и решаемых в качестве примеров задач при изучении базовых дисциплин.
  Практикуемый авторами метод  двумерной дидактики позволяет существенно повысить коэффициент полезного действия образовательного процесса в направлении расширения междисциплинарного кругозора, а также развития общего и системного мышления. Основой метода является принцип двумерного обучения, реализуемый путём ассоциативной привязки тем и решаемых задач изучаемого предмета к похожим явлениям и задачам других предметных областей. Эффективность данного метода обучения достигается путём соответствующего логического структурирования учебного материала и подбора изоморфных явлений, математических и семантических моделей из существующей системы знания. В отличие от традиционного обучения, двумерный способ структуририрует учебный материал не только по принципу предметно-тематического построения (например, последовательно изучаемые темы курса «Теоретические основы электротехники» (ТОЭ), но и по принципу функциональному (например, рассмотрение общей модели процесса накопления энергии в конденсаторных, маховичных, гравитационных, электрохимических, тепловых и др. Накопителях при изучении темы ТОЭ, связанной с соответствующим использованием конденсаторов).
  Изучение и знание инновационными специалистами всего разнообразия функций системных элементов (датчиков, интерфейсов, микроконтроллеров, микроэлектромеханики и т.п.) является одним из главных и обязательных условий для проведения оптимального функционального синтеза разрабатываемых технических систем. Поэтому привязку тем общетеоретических предметов к практике построения объектов техники необходимо производить уже в процессе изучения этих курсов. Студенты инженерных специальностей должны иметь представление о прикладном значении и о вариантах практического применения получаемой ими учебной информации в различных предметных областях. Подобное разностороннее и утилитарное преподавание базовых учебных предметов в сочетании с проблемным, поисковым и исследовательским методами обучения существенно увеличивает прочность и эффективность получаемых студентами знаний.
  Двумерная дидактика активизирует мышление, выводит обучаемого за рамки изучаемого предмета и способствует в дальнейшей практической деятельности эффективному синтезу проектируемых технических систем с использованием общефункциональных признаков и свойств системных элементов. Кроме этого, предполагаемый метод обучения развивает профессиональную мобильность как способность и готовность специалиста достаточно быстро и успешно адаптироваться к новым технологическим условиям путём освоения новой техники и технологий, приобретать недостающие знания и умения, а также способность переключаться на другой вид деятельности и выполнять проекты в междисциплинарных областях.
 Лучший технический вуз мира – Массачусетский технологический институт (MIT) имеет большой опыт как в научных исследованиях, так и в подготовке бизнес-ориентированных инженеров. Президент Российской академии наук Юрий Осипов назвал «весьма интересным» проект создания фондом «Сколково» Института науки и технологий в партнерстве с Массачусетским технологическим университетом. Об этом академик Оспипов заявил, комментируя интервью президента фонда «Сколково». «Проект создания нового университета – Института науки и технологий – представляется весьма интересным, и использовать при этом большой опыт, накопленный в авторитетных организациях, в частности, МIТ, необходимо», – считает глава РАН.
  «Ясно, что без притока квалифицированных людей и притока идей, без глубокого понимания путей совмещения науки с коммерцией такой университет не построишь. И участие МIТ, конечно, принесет пользу. Но опору следует делать и на отечественные достижения в области науки и образования», – говорит академик. Руководство фонда «Сколково» поясняет, что роль MIT не в том, чтобы монополизировать весь процесс, а в том, чтобы помочь его выстроить. Когда это будет достигнуто и на базе Института науки и технологий в Сколково возникнет порядка 20 научных центров, будет необходима кооперация с другими научными центрами.
  В связи с этим интересно мнение американца Лоренс Райта – директора по start-up проектам Московской школы управления «Сколково». Он отмечает, что в последние годы появляются молодые люди с большими желаниями, создаются инкубаторы, технопарки, открываются программы поощрения начинающих предпринимателей. Но многие компании, которые получают гранты, – это так называемый copycat. Они копируют западные модели, что, безусловно, прибыльно. Но если какие-то тренды заимствуются из Кремниевой долины, то западные группы и лидируют, они на ведущей части волны, а Россия, копируя, катается по этой волне. Относиться к этому можно двояко, это может быть хорошо и очень нужно, так как позволяет зарабатывать неплохие деньги. Но ведь это игнорирует ту мощь и потенциал, которые есть у России в инновациях. Мы фактически не открыли замок инноваций в стране. Для того, чтобы этот замок открыть, необходимо понять, что в России огромный научно-технический комплекс, который не реформирован, исторически отрезан от экономики. И, слава богу, этот сектор теперь финансируется. Есть гранты, программы поддержки. Но все-таки самая основная проблема, которую мы можем помочь решить: сами ученые пытаются выдвигать свои идеи на рынки с большим трудом. Когда я возглавил с американской стороны Международный научно-технический центр (International Science and Technology Center) с 2002 по 2005 год, я там создал эту программу, которая занималась коммерциализацией проектов. У нас было много ученых с идеями. Наша проблема в том, что у нас не хватило менеджеров, предпринимателей, которые согласились бы работать с этими учеными, чтобы развивать эти продукты, довести их до ума.
  Далее Лоренс Райт отмечает общую тенденцию в России – много фондов, много доступных денег, а качество проектов в этих фондах довольно низкое за счет того, что нет механизмов развития проектов на ранней стадии. В Америке ученые растут в условиях капитализма, он у них в крови. Бывают, конечно, исключения, но в целом ученые практически всегда плохие бизнесмены, поэтому важно взаимодействие. На Западе оно отлажено, у нас – нет механизма, как довести технологию до ума, избежать барьеров выведения товара, услуги на рынки. Существует масса примеров неудачных проектов, провалившихся по глупым причинам, которых можно было бы избежать. Но нет этой среды. Мало механизмов, чтобы развивать проекты на ранней стадии.  
  Страсть к "особому пути" редко заканчивалась для России чем-нибудь путным. Взять хотя бы “особый путь” отечественной науки. О его основных вехах известно всем: Гениальная идея российского ученого – Непреодолимые препятствия для ее разработки и внедрения на родине – Внедрение за рубежом – Дорогостоящий импорт полученного там продукта – Похвальба первородством идеи. И все более заметное Технологическое отставание. Чтобы окончательно не скатиться на мировую обочину, с этим надо срочно что-то делать. Технологический прорыв через военно-промышленный комплекс не выход: экономика надорвалась на этой стезе еще в советские времена и нового захода не выдержит. Государство эту задачу тоже не решит: его механизм слишком неповоротлив, а винтик-чиновник слишком вороват, чтобы вывести страну в век новых технологий. И выход нашли: создание инновационной среды, объединяющей ученых и технологических предпринимателей. То есть силами частного капитала. Так родился проект “Сколково” – российский аналог американской “Силиконовой долины”.
Какими способами власти заставили бизнес вложиться в проект, можно лишь догадываться. Но явно не перспективой верного обогащения: все гранты размером от полумиллиарда до нескольких миллионов рублей частные, а дивиденды от них появятся не скоро. Впрочем, кое-что государство добавило от себя. А именно: освобождение от НДС участников проекта с прибылью менее 300 млн. руб.; освобождение от налога на прибыль тех, чья выручка за год не дотянет до 1 млрд. руб.; льготы при уплате страховых взносов (например, единый социальный налог всего в 14% вместо 36%); освобождение от таможенных пошлин. И проект закрутился. Как
разъяснил представитель резидента-новичка ООО “Спиктуит” Илья Гельфенбейн, проект “дает налоговые льготы, гранты, доступ к современной дорогостоящей аппаратуре. Но еще важнее проинформировать бизнес и науку о возможностях друг друга и отбирать наиболее перспективные направления. Хотите найти партнеров – они здесь, и на следующий день вы уже встречаетесь. Сжато время на поиски”. По большому счету, обрисовал ситуацию профессор МГУ Александр Каплан (компания-резидент “Инновотех”), “в нашей науке сегодня есть идеи, но нет двух важнейших компонентов: денег и инфраструктуры, т. е. возможности интеграции и перетекания информации из одной области в другую. “Сколково” восполняет оба пробела. Причем и выделение грантов, и объединение людей, и финансирование идут здесь по-новому. У нас ведь как: типичные вузовские гранты идут не на проект, а в вуз в целом. И там растворяются. А “Сколково” выделяет средства не вообще в организацию, а под конкретный проект. Сговор при его определении исключен: победителя называют 10 случайно выбранных экспертов, пятеро из которых – обязательно зарубежные. А о результатах надо отчитаться. Если оговоренный результат и его коммерциализация не достигнуты в оговоренные сроки, репутации ученого или компании наносится серьезный удар – и с ними больше никто не будет иметь дела. Так что тут есть и свои риски”.
  Безусловно, вопрос привлечения инвестиций – творческий, ибо большинство представителей бизнеса не подходят на роль венчурного капиталиста, да и не всем компаниям могут понадобиться венчурные деньги. Как сообщил Евгений Зайцев, основатель и генеральный партнёр американского венчурного фонда Helix Ventures, – "инновации сами по себе не возникают. Для этого нужна плодородная среда. В Кремниевой долине в любое время можно зайти в какое-нибудь кафе и увидеть людей, которые сидят за компьютерами, рисуют презентации, обсуждают проекты. Там постоянно проходят какие-то мероприятия, круглые столы. Каждый день. А иногда и по нескольку раз в день. Для того чтобы инновационные идеи подхватывались партнёрами, нужна площадка, где люди могут общаться. Именно в ходе такого общения часто рождаются новые идеи или заключается «брак по расчёту». Инновации – такое явление общественной жизни, которое требует вовлечения разных людей. В одиночку в инновации не ходят". Очень хотелось бы думать, что такой плодородной средой в России окажется “Сколково”.
  Генеральный директор "Роснано" Анатолий Чубайс считает, что построение инновационной экономики в России - задача разрешимая. Но, несмотря на горы написанных за последнее время вокруг инновационной проблематики бумаг, документа, который хотя бы в первом приближении соответствовал существующим запросам, пока нет. Разумеется, именно государство играет ключевую роль при формировании инновационной экосистемы. Тем не менее, выработка стратегии инновационного развития России – задача, которую государство не может и не сможет решить самостоятельно. Уверен, что в этот процесс должна активно включаться интеллектуальная элита России. Вопрос состоит в том, что все существующие на сегодняшний день инструменты неадекватны задачам по формированию инновационной экономики, при которой степень сложности государственного воздействия возрастает на порядки. Требуется диверсификация инструментов, способность применять их к разным видам бизнеса. Соответственно возрастают и требования к компетентности государственных органов. А. Чубайс подчёркивает, что сейчас правильно говорить не об уровне развития нанотехнологий, а об уровне готовности к их развитию. Совершенно очевидно, что еще далеко не все предложения сегодня могут переходить в бизнес-проекты, но я думаю, что еще полшага, шаг или максимум полтора, и они превратятся в средние предприятия, а возможно и в крупные инновационные компании.
  Сегодня инновационный бизнес очень дезинтегрирован. Компания может разрабатывать продукт в одной стране или в нескольких, менеджмент находиться в третьем месте, а инвесторы – в четвёртом. Конечно, в мире вполне реально найти некий центр капитализации. Но по большому счёту любой бизнес глобален. Так что России с её инновационной средой, которая только начинает интегрироваться в мировую экосистему, важно учитывать эти тенденции. Часть бизнеса можно вести в России на очень высоком уровне. Тем более, что здесь есть поддержка государства. Инфраструктура сама по себе долго развивается. Как правило, она идёт за компаниями. Сейчас строятся разнообразные кластеры и свободные экономические зоны. Если вы поедете в Америку, там не найдёте никаких кластеров. Сегодня рынка венчурного капитала в России пока нет. Сегодня только существует большое количество фондов. Их создание обычно инициирует какая-нибудь государственная организация или частная. А потом возникает вопрос: кто бы мог управлять этим фондом? Как правило, назначают какого-то специалиста из банковской сферы или из консалтинга. Однако управление венчурным фондом – это совсем другой бизнес. Его надо знать, надо иметь опыт. А таких людей на российском рынке удручающе мало – отмечает Евгений Зайцев.
  Безусловно, в России в ближайшие 5-6 лет будут сформированы институты развития, но не бывает так, что взяли и организовали институты развития, «Сколково», и всё резко забурлило. Это длительный процесс. Вообще любые инвестиции в инновации на институциональном уровне (или на уровне одной компании) – это очень долговременный процесс. К этому все должны быть готовы и, прежде всего, крупнейшие российские компании. А пока по глобальному инновационному рейтингу, составляемому ежегодно Европейской бизнес-школой и Всемирной организацией интеллектуальной собственности, Россия занимает 56 место, уступая даже таким странам, как Ливан и Вьетнам. Лидером рейтинга стала Швейцария. На втором месте – Швеция, на третьем – Сингапур, на четвертом – Гонконг. Далее идут Финляндия, Дания, США, Канада, Нидерланды и Великобритания. Во вторую десятку рейтинга, помимо Израиля, вошли Исландия, Германия, Ирландия, Новая Зеландия, Южная Корея, Люксембург, Норвегия, Австрия и Япония.
  Так что надо многое изменить, дабы осуществить призыв В.В. Путина – "Будьте лучшими". Хочется думать, что не только "заграница нам поможет" в виде русскоговорящей научно-технической диаспоры, но и внутренний интеллектуальный потенциал России, в частности, провинциальный (Казань, Воронеж, Чебоксары, Томск, Калуга, Белгород и т.д.), даст нам и авторов перспективных инноваций, и талантливых менеджеров. И здесь надо опять подчеркнуть роль образования, которое должно не только вернуться к прежнему уровню, но и выйти на новые позиции, как в части фундаментальной подготовки, так и в части подготовки инновационных инженеров и менеджеров.

Лечение неизлечимого. Новое мышление в медицине. Интегральная системная медицина доктора Коновалова В.В.

Лечение неизлечимого. Новое мышление в медицине
Интегральная системная медицина доктора Коновалова В.В.


Медицина переживает кризис. Я постоянно на примере своих больных убеждаюсь, что это кризис тяжелый, трагичный. Суть его не столько в недостаточном финансировании медицины, недостатке современных приборов и лекарственных форм в больницах, сколько в самом подходе к здоровью и болезням. Медицина вообще не занимается здоровьем, она занимается болезнями. Отсутствие стройной теории здоровья привело к утрате фундаментальных принципов практической медицины: лечению не следствий, а причины, не болезни, а больного, индивидуального подхода, профилактической направленности.

Кризис имеет повсеместный характер. Широко распространенное представление о западной медицине, а также о медицине в элитных клиниках развивающихся стран как о пределе совершенства глубоко ошибочно. Никакого принципиального отличия рядовой городской поликлиники или больницы от лучших клиник мира нет. Различие заключается лишь в обеспеченности приборами, лекарствами и в уровне сервиса. Конечно, это важные показатели, однако то, что могло бы принципиально отличать эти учреждения, а именно врачебное мышление, — везде одинаково.

Официальная медицина не только оставляет в стороне заботу о поддержании здоровья людей, но, более того, далеко не всегда справляется с теми обязанностями, которые на себя берет, — лечением болезней. Современная медицина не может вылечить ни одну хроническую болезнь. В этих условиях возникает сомнение в возможностях научной медицины. Образовавшуюся нишу, с одной стороны, заполняют разномастные изобретатели и торговцы «панацейными» таблетками, приборами, которые быстро «решают» чуть ли не все проблемы со здоровьем, с другой стороны — целители, которые морочат больным голову, используя модные лозунги натуропатии и эксплуатируя увлечение людей оккультизмом. Буйным цветом процветают тысячи целителей-непрофессионалов, среди которых большинство искренне не подозревают, что они шарлатаны, но есть и откровенные проходимцы. Среди целителей большинство эдаких мастеровых, нахватавшихся методических верхушек "чистильщиков", "стучальщиков", "вправильщиков", "духовников", "энергетиков", специалистов по урине, по глине и проч., и проч. Но есть и такие, которые, обладая знаниями на уровне школьного курса анатомии и физиологии, просвещают всю нацию, как следует лечить тело, дух и сознание. В этом же ряду, к сожалению, уже немало и медицинских работников: бывших хирургов, физиологов и людей других специальностей, имеющих медицинский диплом, но никогда не занимавшихся клинической практикой, то есть не лечивших изо дня в день, из года в год различных больных. Нахватавшись верхушек, причем, как правило, в основном из целительского арсенала, но прикрываясь медицинским дипломом, эти «специалисты», имея ту или иную степень ораторского дара, годами морочат голову журналистам и больным, выдумывая свои теории, и в итоге только дискредитируют и медицину, и врачебное звание.

Кто-нибудь хочет со мной поспорить? Слишком я резок, говоря о серьезном кризисе медицины? Да нет, на самом деле я смягчаю ситуацию. Это легко понять, послушав почти любого больного: одним красиво сформулировали их диагнозы, но никак их не лечат, другие радуются не тому, что их сделали здоровыми, а тому, что им что-то "отрезали" не где нибудь, а в престижной клинике, третьи, узнавшие, наконец, после дорогих супертестов на что у них аллергия, но продолжающие с ней жить (в то время как, занимаясь причиной аллергичности, можно с ней успешно справляться), четвертые, радующиеся вместе с врачом появлению новой кожной мази, но продолжающие болеть своей кожной болезнью и ждать новой мази (в то время как лечить следует весь организм), другие, прошедшие за пять лет всех модных колдунов и целителей и постаревшие за это время на десять лет, еще одни - мои коллеги - врачи, приходящие ко мне на прием сами и приводящие своих больных детей, бессильные и разочаровавшиеся в медицине, потому что сложных, тяжелых больных с массой проблем, в том числе и детей все больше и больше, а помочь им они никак не могут, следующие борются с холестерином у маститого кардиолога, вместо того, чтобы приводить в порядок все обменные процессы, малой частью которых является нарушение холестеринового обмена, еще одни у маститого гастроэнтеролога всю жизнь безуспешно борются с дисбактериозом, вместо того, чтобы найти и устранить на уровне всего организма индивидуальную системную первопричину ненормальной среды в кишечнике, тем самым автоматически устранив дисбактериоз.

Со мной хочет поспорить опытный окулист, ведь я неосмотрительно ограничил его назначения глазными каплями, а он назначил целый лечебный комплекс: и сосудистые и витаминные средства и глазную физиотерапию. А что он назначил для органов, которые "кормят" глаза, регулируют в них кровоток и обменные процессы? Кормят глаза и кишечник, и поджелудочная железа, и печень и желудок, а также косвенно, но существенно, почки, надпочечники и другие гормональные железы. Ведь именно из-за функциональной недостаточности, а не обязательно болезни этих органов и могут страдать глаза.

Говоря о частой несостоятельности медицины, следует однако отметить, что многое в современной медицинской науке является несомненно прогрессивным. Это реаниматология, и экстренная хирургия, гигиена, и оказание экстренной помощи острым терапевтическим, урологическим, неврологическим, ЛОР, глазным и другим больным, и многие исследования частных вопросов нормы и патологии, и морфология, физиология, биохимия и биофизика, являющиеся медицинской базой, и даже узкая специализация в медицине, которая хотя и плодит ремесленников, но позволяет им достигать совершенства в отдельных диагностических и лечебных манипуляциях и процедурах. Однако в целом, в первую очередь при хронических заболеваниях, медицина увела и все дальше уводит специалистов от врачебного искусства к ремеслу, при котором в кабинетах узких специалистов, разделивших человека на части, все сводится к простым схемам: что кариес от сладкого (а не от нарушения минерального обмена); ишемическая болезнь сердца — это болезнь сердца (а не всего организма); что есть такая инфекционная болезнь «хронический простатит», которую следует всю жизнь лечить антибиотиками (а не вторичная хроническая дисфункция простаты с вторичным присоединением инфекции); что при геморрое следует лечить геморрой свечками и прочим (в то время как совершенно понятно, что это не проблема геморроидальных вен и не механическое следствие запоров, а результат хронического венозного застоя в большом круге кровообращения, чему есть свои скрытые причины; что есть основное и сопутствующие заболевания (в то время как сопутствующих заболеваний не существует, а все болезни у данного человека есть разные грани, симптомокомплексы одних и тех же системных нарушений в организме); что «все болезни от нервов» (в то время как стрессы не являются причиной ни одной болезни, они лишь декомпенсируют, «рвут» уже имеющиеся слабые звенья в организме); что плоскостопие следует оперировать (а ведь оно является приспособительным «дефектом»), что грибковое заболевание стоп это грибковое заболевание стоп, а не вторичный симптом дисфункции ряда органов, и т. д.

Замечу, что все это не голое критиканство, это лишь легкое касание, беглый взгляд на малую толику множества существующих в медицине заблуждений и канонизированных, догматизированных ошибочных представлений.

Реальная ситуация со здоровьем такова, что, к сожалению, не только в нашей стране, но и в высокоразвитых странах много больных с острой и хронической патологией, а у всех без исключения «практически здоровых» периодически бывают различные, в том числе серьезные жалобы. Тысячи и тысячи больных мечутся в поисках здоровья. У одних масса жалоб, но у них не могут найти никаких диагнозов даже с помощью самых современных приборов и ничем не могут помочь. Таких пациентов доктора в конце концов, нередко с раздражением, направляют к психиатру. У других болезни (диагнозы) известны, но вылечить их не могут. К таким хроническим болезням относятся хронический бронхит и бронхиальная астма, частые простуды и хронические гайморит, фарингит, полиартриты и остеохондроз, остеопороз, экзема, псориаз, нейродермит и стойкие косметические дефекты, простатит, различные женские болезни, аллергии, вегетодистонии, ишемическая болезнь сердца, облитерирующий эндартериит, энцефалопатии, депрессия, эпилепсия, отставание в развитии и энурез у детей, желчно- и мочекаменная болезнь, хронические гепатиты, энтероколиты и пиелонефрит, язвенная болезнь и многие другие.

Почему же современная медицина столь несовершенна? Во-первых, потому, что базируется она на несовершенном знании антропологии, морфологии, генетики, физиологии, биохимии, биофизики человека (несовершенном — потому что незавершенном). Во-вторых, в настоящее время, по существу, отсутствует теория здоровья, существует лишь нозологический подход - международная классификация болезней - отдельных нозологий (есть диагноз или нет диагноза). Почему не существует теории здоровья? Потому что те теории, которые выдвигаются, изначально обречены на провал, поскольку основаны на частностях. Вообще-то, по большому счету никаких особых теорий не выдвигается. Философская мысль в медицине в тупике. В наше время философия с ее непреложными законами отступила под натиском технократизма, тысячи частных практических изобретений отодвинули философскую мысль на задворки.

Вообще же нозологический подход провозглашен сегодняшней медициной не потому, что он истинен и является лучшим, а поскольку она ничего другого не может предложить, по описанной выше причине – отсутствию целостной теории медицины, теории здоровья. Кроме того массовый характер медицины приводит к единообразию и упрощению работы врача, к выработке определенных шаблонов, то есть невольного ухода от индивидуального подхода. Нозологический подход - грубый, он отражает невысокий уровень развития медицины на сегодняшнем этапе развития человечества. Ортодоксальная медицина сегодня не может предложить более тонкого подхода и потому приняла этот шаблон, именно шаблон, поскольку один диагноз для всех – это неправильно. Причина одной и той же болезни у всех разная - у каждого своя (хочу отметить, однако, - я не упертый слепец и понимаю, что практика нозологического подхода, порочная по отношению к хроническим болезням, целесообразна при острых состояниях: инфекции, травмы, острая органная патология, опухоли, некоторые специфические заболевания крови и ряд других, поскольку это определяет правильную стандартную тактику лечения при этих болезнях).

Кто-нибудь скажет, как это невысокий уровень медицины?! Медицина ведь такая потрясающая: суперприборы, суперанализы, супертаблетки, супероперации, суперклиники… Что ж, уберите всю технику из медицины и каков будет «сухой остаток»?

На самом деле существует та философская и методологическая база, которая может быть общей платформой, объединяющей разные направления в медицине, направляющей все их векторы к единой цели — кардинальному улучшению и качественному изменению диагностики и лечения, реализации на практике фундаментальных принципов медицины: индивидуального подхода, лечения не болезни, а больного, не следствий, а причины, профилактической направленности. Этой базой является интегральный системный подход.

Интегральный системный подход позволяет вернуться к значительно утраченной ныне древней мудрости системного взгляда на здоровье, правильно взглянуть на некоторые новые, считающиеся парамедицинскими подходы, переосмыслить с системных позиций достижения современоой медицины, что в результате дает возможность существенно, даже кардинально, повысить эффективность лечебно-профилактической работы и тем самым вернуть медицине утраченный авторитет, на практике показать, что многие болезни, считающиеся в современной медицине неизлечимыми, перестают быть таковыми, если подойти к ним совершенно с других позиций. Они неизлечимы тогда, когда лечат именно их, а не их причину. Они неизлечимы до тех пор, пока нет понимания, что болезней не существует, в организме существуют только системные нарушения, следствием которых и являются эти самые так называемые болезни. Суть именно в другом мышлении, другой философии и методологии диагностики и лечения, а не в отсутствии на сегодняшний день каких-то диагностических «чудо-методик» и лечебных «чудо-средств».

Суть интегрального системного подхода к здоровью и болезням заключается в объединении всего рационального из современной и традиционной (древнеиндийской, китайской, ... ) медицины, но не в простом их сложении, как это часто сейчас делается, а в их взаимодополнении не только в лечебной, но и в диагностической части. Каждый из этих подходов дает представление о человеке и его здоровье в той части, в какой малоинформативен другой. Таким образом, организм может быть понят более полно и во всех его проявлениях, а не только с точки зрения есть болезнь или нет болезни. Появляется возможность выявлять различной степени и характера наследственную слабость органов, вторичные дисфункции, скрытую органную слабость после бывших болезней, а также состояния предболезни.

Такое многогранное понимание организма дает представление о нем, как о сложной системе с множеством взаимосвязанных органов, со сложным комплексом нарушений, лежащих в основе любой жалобы, а не просто как о теле, в котором сегодня есть гастрит, завтра колит или тому подобное. А это уже исключает неправильную тактику лечения болезней (диагнозов) по мере их появления, требует совсем другого подхода, при котором любая жалоба, любой диагноз являются лишь частным следствием системных нарушений в организме. При таком подходе появляется реальная, а не на словах, возможность выявления причины болезней, действительно индивидуального подхода в лечении, а также профилактики тех возможных проблем, которые могут появиться в результате часто еще скрытых сегодня системных нарушений. Почти при любых проблемах со здоровьем отпадает необходимость в сильнодействующих фармсредствах, приглушающих болезни, более эффективным является комплекс мягких, безвредных методов и средств для устранения меньших, чем болезнь, системных нарушений.

Указанные выше тонкие нарушения всегда индивидуальны, поэтому даже при одном и том же диагнозе у разных людей своя причина, для выявления и устранения которой требуется именно системная диагностика и лечение всего организма. В диагностике ставка не делается на какой-то отдельный чудо-метод (их не существует), а используются такие классические эффективные методы, как осмотр и анамнез, когда требуется анализируются данные лабораторных и инструментальных исследований, но также применяются такие уникальные методы, как системный анализ жалоб, конституциональная диагностика, пульсовая Аюрведическая диагностика,  иридодиагностика (диагностика по радужной оболочке глаз) и диагностика по внешним стигмам (кожным знакам).

Следует отметить, что эти методы дают такую уникальную информацию, какую не получить даже с помощью ультрасовременных приборов и анализов. Также важно подчеркнуть, что довольно распространенная методика иридодиагностики применяется мной принципиально иначе, чем это принято, это кардинально меняет ее информативность.

Как же так получается, что, например, такие тяжелые болезни, как бронхиальная астма или нейродермит, эпилепсия, ишемическая болезнь сердца и многие другие не могут вылечить считающиеся лучшими специалисты самыми сильнодействующими современными лекарствами и процедурами, а при системном подходе удается излечивать их набором простых рекомендаций.

Суть в том, что в рамках системного подхода лечатся не эти диагнозы, а их причина. А причина, как уже отмечалось всегда сложная и состоит из комплекса нарушений в организме, меньших, чем болезнь. Чтобы устранить эти  негрубые нарушения не требуются грубые методы, достаточно точно направленных мягких, таких, например, как систематический точечный и сегментарный массаж, умеренные дозы трав, специальные лечебные упражнения, физиотерапия (в том числе и простая домашняя), ароматотерапия и прочее. При этом следует подчеркнуть, что использование этих методов не на диагноз, а на его причину, приводит к применению других трав и их доз, других точек акупрессуры, других лечебных упражнений, другой физиотерапии и т.д., в отличие от принятых при данном диагнозе.

Из всего вышесказанного следует, что системный подход позволяет успешно решать проблемы хронических болезней, причем как у взрослых, так и у детей, как у мужчин, так и у женщин, поскольку при этом  лечится не  та или иная болезнь, а в любой ситуации - весь человек (индивидуальные системные нарушения).

Такой подход позволяет не только успешно лечить хронические болезни, но и  проводить их прогнозирование и профилактику, делать здоровых людей еще здоровее, предупреждать многие оперативные вмешательства, проводить максимально эффективное омоложение, максимально эффективно решать проблему активного долголетия.

блог: http://www.park.futurerussia.ru/extranet/blogs/konovalov/

"Россия снова на перепутье. Конкурентоспособность или деградация".

Россия снова на перепутье. Конкурентоспособность или деградация

Интервью Е.П.Смирнова, координатора проекта «Социально-инженерный парк «Будущая Россия» (www.park.futurerussia.ru) аналитическому альманаху «Россия и мир: политические реалии и перспективы». Беседовал выпускающий редактор Сергей Кривошта.

 В начале 2003 года в «Независимой газете» была опубликована Ваша статья «Россия на перепутье. Конкурентоспособность или отказ от амбиций?». В нашей беседе хотелось бы продолжить тему, начатую восемь лет назад  и обсудить два главных вопроса, возникающие в связи с этим.
Какие препятствия и резервы Вы видите на пути превращения России в современное конкурентоспособное государство?
И как отвечает на этот вызов Ваш проект социально-инженерного парка, который упоминался в Вашей статье?
Позвольте начать с общей оценки: удалось ли российскому государству за эти годы продвинуться по пути повышения конкурентоспособности?


Обсуждая вопрос об общей оценке нынешней ситуации, мы волей или неволей ставим себя в весьма затруднительное положение.
Во-первых, таких оценок высказано очень много, во-вторых, они в основном повторяются, носят негативный, эмоциональный и редко конструктивный характер, в третьих, обращены они обычно к начальству, которое их не замечает вовсе, или внешне реагирует  так, как Шеленберг на предложения Штирлица по версии «Семнадцати мгновений весны». Т.е., как бы не замечая, но потом вместо глубокой стратегической проработки предложений на выходе (в оригинале), как правило, выдается очередная пиар-акция и денежный дождь для «своих». Поэтому при отсутствии полноценной коммуникации между властью и обществом размышления на поднятую Вами тему начинают вызвать стойкое отторжение и чемоданное настроение у слабо укоренённой части социума.
С другой стороны, если мы хотим оставаться в конструктивной позиции, то без общего взгляда на ситуацию не обойтись. Поэтому я постараюсь общие оценки давать кратко и схематично, при этом по возможности далеко не отходить от конструктивной, инженерной в широком смысле позиции.  
Если совсем кратко ответить на Ваш вопрос, суммируя мнения большинства независимых экспертов, а также данные  различных международных рейтингов, то в целом конкурентоспособность страны снизилась.
При дальнейшем сохранении нынешней ситуации вопрос будет стоять уже не о конкурентоспособности, а потере суверенитета. Значительная часть общества, как в недавнем историческом прошлом, снова осознала, что «дальше так жить нельзя», и необходимо предпринять всё возможное, чтобы это осознание привело к реальной модернизации, а не новым социальным катаклизмам.

В чем состоят главные сложности запуска полноценного модернизационного процесса в России сегодня?

Главная сложность состоит в неконкурентоспособности, архаичности и неэффективности организации общества и государственной власти. Все остальные факторы имеют второстепенное значение. Поэтому в качестве базовой должна ставиться и в первоочередном порядке решаться задача модернизации общества и власти. Это позволило бы высвободить огромный без преувеличения человеческий и материальный ресурс и, как следствие, модернизация экономики стала бы почти техническим делом.
Этот вывод не нов. Примерно об этом писал в 2000 году академик Н.Н.Моисеев: «…я считаю, что основная причина трагедии нашей страны в системном кризисе организационной структуры нашего государства, причём всей государственной системы, начиная с верхних этажей до самого низа».
Проблема в том, что эта тема неудобна для правящего класса, а вместо неё декоративные усилия государства направляются на борьбу со следствиями типа коррупции, плохого инвестиционного климата, а не на причину, их порождающую.  
Когда Вы говорите о запуске модернизационного процесса, надо понимать, что модернизация и инновации не могут быть самоцелью, т.к. они являются лишь инструментами, средством перевода страны в более конкурентоспособное состояние. Именно конкурентоспособность страны является той интегральной целевой характеристикой, которая может способствовать объединению всех конструктивных сил страны. В конце концов, станет страна конкурентоспособной, она выживет и будет развиваться, если нет, то страны в её нынешнем виде не будет.
Ни понятие «модернизация», ни понятие «инновация» не позволяют выработать общий образ будущего страны, хотя бы потому, что всё расширяющее множество определений этих понятий и попыток их сравнения уже создало понятийную неразбериху.
Рассмотрим, например, такой парадокс. Если принять вполне удовлетворительное на первый взгляд определение понятия «инновация», как нововведения, которое существенно повышает эффективность некоторой системы, то для России осмысленная модернизация, т.е. осовременивание организации власти и общества, могла бы стать прорывной инновацией, ведущей к кардинальному повышению эффективности, и как результат,  конкурентоспособности страны. В то же время модернизация экономики, которая сейчас ставится во главу угла, а также лежащие в её русле цели типа удвоения ВВП, только при невероятном стечении обстоятельств, позволит вернуться к тому состоянию, в котором находился СССР как вторая сверхдержава мира в последние годы его существования.        
Другое дело, мы должны выработать собственное понятие конкурентоспособности, учитывающее исторический опыт страны и мировой опыт. Например, ведущий в Европе Институт менеджмента (Швейцария) под конкурентоспособностью страны понимает способность национальной экономики создавать и поддерживать среду, в которой возникает конкурентоспособный бизнес.
Заметим, что Россия по рейтингу конкурентоспособности, подсчитанной этой организацией занимает в 2011 году 49 место, а Швейцария - 5-е. При всём том огромном количестве критериев (331), по которым оценивается конкурентоспособность государства, а также тщательности методики расчёта, очевидно, что такого рода рейтинг неадекватно отражает представление о конкурентоспособности России и потенциале её роста, как минимум, на данном этапе развития. В современном постиндустриальном мире глобальная конкуренция между развитыми странами идет уже не столько в материальной сфере, сколько в области идей, стратегий и концепций развития, технологий воздействия на сознание.
Поэтому России с недопустимым уровнем разницы в доходах бедных и богатых слоёв населения конкурировать с крошечной Швейцарией в экономической сфере, в частности в среднем уровне жизни населения не только бессмысленно – богатый компрадорский слой российского населения уже богаче швейцарцев, а бедный живет на уровне отсталых африканских стран, - но и стратегически не дальновидно.
У России должны быть свои ориентиры на будущее, которые основаны на глубоком переосмыслении опыта развития  страны в годы советской власти и геополитических и геоэкономических реалий постиндустриального общества.
В условиях кризиса мировой капиталистической системы выработка новой парадигмы развития человеческого общества, гармонизирующей его духовную и материально-экономическую природу, сегодня становится крайне актуальной задачей особенно для России, не имеющей осмысленной стратегии развития и общих ценностей, объединяющих народ. Известные попытки поиска международным сообществом такой парадигмы в виде концепции устойчивого развития являются пока лишь небольшим шагом в данном направлении.

Поскольку Вы считаете, что существующие рейтинги конкурентоспособности для оценки положения России не вполне адекватны, то какую альтернативу им можно было бы предложить?

К количественной оценке плохо формализуемых факторов я отношусь весьма скептически, но если обратиться к вопросу поиска более адекватных количественных инструментов сравнения конкурентоспособности России с другими странами, в качестве рабочей гипотезы для построения различных рейтингов и других частных критериев, я бы предложил использовать обобщенный критерий, основанный на использовании известного «принципа золотого сечения». Он широко используется в математике, архитектуре, живописи, музыке и других областях человеческой деятельности. Идея состоит в том, чтобы при оценке вклада в рейтинг или другой количественный критерий факторы, имеющие отношение к идейной, трансцедентальной сфере деятельности страны, имели бы больший вес, чем факторы материального и экономического происхождения. А отношение между ними определялось бы по принципу золотого сечения, т.е. с коэффициентом 1.618.
Конечно, никакого научного обоснования этому предложению я дать не могу, но посмотреть, как отразится использование этой гипотезы на перераспределении рейтингов различных стран и в первую очередь России, было бы крайне интересно.          

Какую роль в торможении модернизации и развития инноваций играет ментальность нации? Играет ли вообще?

Играет и самую непосредственную. Ментальность — это интегральная характеристика людей, живущих в конкретной культуре, с их особым способом восприятия мира, образом мыслей, иерархией жизненных ценностей, формами бытового и социального поведения.
Проблема сложна и многогранна, поэтому остановлюсь только на одной ключевой характеристике российского социального поведения, которая, на мой взгляд, в наибольшей степени затрудняет модернизацию.  
В российском обществе издревле сложился и устойчиво воспроизводится особый тип личных отношений - господства и покровительства, называемых в политической социологии патрон-клиентными,  - между людьми, обладающими властью и зависящими от них  - клиентелой.
Подобный тип отношений существует во всех странах, но в России и в ряде других стран с неразвитой политической системой он имеет первостепенное значение.
Такую организацию власти можно условно изобразить в виде множества  неинституализированных центров власти, представляющих собой пирамиду с патроном наверху и клиентелой внизу, которые негласно приватизировали государственные функции и паразитируют на общественных ресурсах, инфраструктурах общего назначения и другой полученной сомнительными путями власти/собственности.
Эта организация предполагает чёткое разделение по признаку «наши» - «не наши», поэтому у людей, не входящих в клиентелу почти нет никаких шансов, пробиться наверх пирамиды в сфере политики или серьёзного бизнеса. Клановость в политике, бизнесе, науке, медицине настолько пронизывает наше общество, что деформирует сознание людей с детства и воспринимается в порядке вещей. Коррупция по существу и является следствием деградации общественного сознания и выражается в захвате и корыстном использовании центров власти разного уровня.  
Мои коллеги, участники нашего проекта имели прорывные разработки в ряде высокотехнологичных областей, которые могли бы в перспективе приносить стране миллиарды долларов, но никогда при нынешней системе даже не делали попыток получить финансирование на развитие через известные государственные или окологосударственные источники.
Таким образом, в России существует огромный разрыв между способом отправления публичной власти с помощью формальных демократических институтов (президент, парламент и т.д.) и реальным непубличным механизмом осуществления власти, сросшейся с собственностью, который определяет всю нашу общественную и экономическую жизнь. Такой уродливый гибрид формальной демократии, постноменклатурного патроната и дореволюционного фундаментализма  выдающийся русский мыслитель А.А.Зиновьев метафорически назвал  «рогатым зайцем» по образу сделанного шутки ради музейного чучела, которое он видел в охотничьем музее.
Ситуация коммуникационного и деятельностного тромбоза в общественном организме, когда почти перестаёт циркулировать позитивная интеллектуальная и общественная энергия при одновременном нарастании негативной, атрофирована способность к диалогу, является почти тотальной.

 Если названный Вами тип отношений в обществе является устойчивым и воспроизводится в России не один век, то насколько реалистичны в этой ситуации призывы «Россия вперёд»,  о модернизации экономики, борьбе с коррупцией?

То, что такие призывы впервые с начала девяностых годов исходят от президента страны, говорит о том, что у части правящего класса, которую некоторые социологи условно называют «элитой развития» (в противовес «элите господства»), начинает складываться понимание необходимости перемен. В то же время, социологические исследования показали, что способом существования российской «элиты развития» является выраженный социальный цинизм, проявляющийся в разрыве между осознанием ситуации и «потребительским индивидуализмом, культивирующем свободу реализации собственного интереса, которая ограничена не правом, а силой других людей и обстоятельств. (М.Н.Афанасьев)».

Как же действовать в таких обстоятельствах, если результаты социологических исследований практически не оставляют нам шансов на реальную модернизацию, а вместо этого происходит забалтывание проблемы?  

Первый путь, когда сильное государство реализует политику модернизации «сверху». Примеры достаточно эффективной модернизации по этой схеме: СССР, Китай, Индия, Сингапур, Южная Корея. Такой путь для нынешней России со слабой государственной властью, дефицитом стратегического видения и политической воли, не заинтересованным в реальных переменах правящим классом мало эффективен. В обществе живёт иллюзия, что у Президента (Д.А.Медведев) имеются неограниченные возможности в проведении преобразований. При этом забывают, что президент всего лишь избранный чиновник и при нашей избирательной системе и организации власти в целом, специфические особенности которой мы рассмотрели ранее, он может действовать лишь в очень ограниченном коридоре возможностей, не соответствующем его широким конституционным полномочиям.      
С другой стороны, при наличии амбиций, политической воли и мудрости у руководителей регионов модернизация «сверху» при поддержке снизу на региональном уровне имела бы больше шансов на успех, чем на федеральном. Правда, и здесь осуществление модернизации сверху при отсутствии мотивации у региональной бюрократии на фоне нынешней сверхцентрализации в управлении регионами может вызвать сильное сопротивление и даже саботаж. В этом плане весьма интересным будет развитие ситуации в Москве после назначения нового мэра С.С.Собянина.    
Чтобы на минуту отвлечься от абстрактных схем, и показать, как они работают, приведу пример из нашей практики или, как это принято сейчас называть в бизнес-образовании «case study».
В 2005 году в рамках рабочей группы Экспертного совета по проблеме инновационной политики при Совете Федерации, в которую входили представители около пятидесяти регионов, мы разработали программу инновационного развития регионов «Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России».Программа была апробирована на многих российских и международных конференциях и парламентских слушаниях в Совете Федерации, поддержана руководством Совета Федерации, Министерством регионального развития и оформлена в виде Ведомственной целевой программы.
Программа могла бы стать катализатором модернизации десятка пилотных регионов, однако, процесс оформления в Правительстве РФ застопорился в частности из-за того, что участвующие в принятии решений федеральные ведомства относились к разным конкурирующим центрам власти. Дальнейший ход событий, когда Совет Федерации уже при новом руководстве Минрегиона вновь обратилось с предложением активизировать работы по данной программе, напоминал интригу в дешёвом детективе, когда даже мелкий чиновник, лоббировавший интересы коммерческой фирмы, смог дезавуировать обращение своего руководства и сорвать программу стратегической важности.
Каждый, кто сталкивался с системой принятия решений в нашей бюрократической системе может привести массу таких примеров, которые иллюстрируют действие описанной выше причины торможения модернизации, т.е. фактически тотальный масштаб негласной приватизации государственных функций. Вряд ли такие проявления попадают под юридическое понятие коррупции, поэтому обсуждаемые меры такой борьбы, очевидно,  здесь почти бессильны. Очевидно, в такой ситуации шагом вперёд могла бы стать независимая общественная или общественно-государственная экспертиза, но и этот институт, если не иметь в виду его имитации, также отторгается бюрократической системой.  
Второй возможный путь - модернизации «снизу», как минимум на начальном этапе, пока в обществе не сформировалась и не институализировалась новая сила в виде еще одного или нескольких центров власти, которая могла бы по своему влиянию на общество быть соразмерной государству и другим центрам власти. Собственно, формирование новой конфигурации власти из соразмерных центров власти и должно быть результатом движения снизу на пути к модернизации общества и власти.
Конечно, нельзя  не сказать о третьем пути, который я бы условно назвал путём «с чёрного входа», т.к. он инспирируется и организуется внешними силами с опорой на внутреннюю клиентелу, которая  формируется с использованием современных социальных технологий. Это путь ползучей колонизации, которую мы наблюдаем в России с начала девяностых и последующих «цветных» революций у некоторых наших партёров по СНГ и в ряде африканских стран. Думаю, что конечный этап распада СССР в определённом смысле был прообразом нынешних цветных революций.    

 Президент (Медведев) неоднократно декларировал необходимость проведения модернизации. Но чтобы реализовать некий технологический прорыв необходимо ответить на два фундаментальных вопроса: кто заинтересован? что это за политический или экономический класс, который заинтересован в проведении модернизации, на который президент может опереться, который будет проводить инновационную политику, и второй – где взять ресурсы на глобальную «перестройку» экономики?

Ранее мы с Вами обсудили тезис о том, что в нынешней ситуации необходима кардинальная модернизация общества и власти, она и создаст предпосылки для технологического и экономического прорыва. Это не означает, что не надо готовить базу для технологической модернизации, просто со стратегической точки зрения это в большей мере техническая задача.
Пожалуй, единственным исключением из этого тезиса является необходимость опережающего развития и распространения информационно-коммуникационных технологий, как одного из ключевых катализаторов процесса общественных изменений. Действие этого катализатора распространяется на все уровни общества и государства.
Возьмём организацию общества с преобладанием патрон-клиентских отношений, для которого характерно вертикальное движение материальных, информационных и других ресурсов в клиентеле. Переорганизация в таком обществе информационных связей с вертикальных внутри клиентелы на горизонтальные сетевые между различными клиентелами позволит значительно ослабить этот тип отношений и создать условия для формирования современных общественных образований, характерных для более развитого общества.
Очевидно, что современные социальные сети в сети Интернет становятся незаменимым инструментом в решении задачи переорганизации информационных и социальных связей. Правда, необходимым, но далеко не достаточным инструментом, т.к. общественное поведение определяется главным образом культурными и социально-историческим механизмами.
В связи с этим, нельзя не сказать о ещё более фундаментальном уровне, который связан с антропологической проблемой  формирования нового человека. Это проникновение информационных и коммуникационных технологий в сферу школьного и дошкольного образования. Поскольку мне пришлось стоять у истоков этого направления ещё в советские годы, без преувеличения могу сказать, что здесь одновременно скрыты огромные возможности и огромные опасности, в чём-то напоминающие аналогичные проблемы в генной инженерии, но это тема отдельного обсуждения.          
Возвращаясь к Вашему вопросу, вынужден заметить, что при нынешней ситуации в стране технологический прорыв, если и возможен, то при неадекватных затратах и в очень узкой нише. Но в любом случае технологический прорыв не станет прорывом в экономике.
Для меня очевидно, что отдельные прорывные достижения в научно-технологической сфере России в условиях слабой неконкурентоспособной  экономики становятся ресурсом для прорыва в экономике или обороне  других стран, как когда-то научное открытие советского физика Уфимцева стало основой для создания самолетов-невидимок по технологии «стелс» в США. Парадоксальная на первый взгляд вещь имеет место в научно-технологической сфере страны за исключением, пожалуй, ВПК. Чем больше готовится квалифицированных научных и технологических кадров, чем больше появляется технологических достижений мирового уровня, тем серьезнее потенциальный ущерб для страны от утечки умов и технологий.
Думаю, что класса заинтересованного в модернизации у нас нет. Есть правящий класс, есть средний класс, живущий по законам общества потребления и в основном равнодушный к общественным проблемам. Мне кажется, что более или менее адекватным отражением образа российского среднего класса или хотя бы его желательным образом в глазах правящего класса является наше телевидение, которое за небольшим исключением вредно для психического здоровья нации.    
Прослойка общества становится классом, если она осознает себя классом. Поэтому для решения задачи модернизации необходимо искусственно сконструировать новый класс, который иногда называют позитивным или классом развития. Создать его сверху, как очередную партию власти, невозможно. Так можно создать только имитацию или подделку, изощрённость и масштаб которых в последнее время достиг невиданных ранее размеров.
Более того, подобные имитации, которые создают политтехнологи и пиарщики правящего класса, разрушают социальную базу класса развития, т.к. коррумпируют сознание молодёжи, демонстрируя и прививая ей образцы патрон-клиентных отношений. Достаточно посмотреть, как молодые карьеристы всеми силами стремятся попасть на глаза и понравиться высоким чиновникам и олигархам. Они интуитивно понимают, что другие социальные лифты не работают, поэтому берут на вооружение  лозунг «связи решают всё» вместо советского «кадры решают всё».    

 Не является ли утопией ставить задачу создания нового класса в таких условиях?

Задача, безусловно, чрезвычайно трудная, но осуществимая. В обществе назрело осознание необходимости преобразований, и даже бюрократия не может не реагировать на обратную связь от общества. Если мы не хотим иметь у себя эскалации разрушительных проявлений, то обязаны решить эту фундаментальной важности задачу. Несмотря на низкую способность российского общества к самоорганизации, исторический опыт показал, что критической для страны ситуации, которая сейчас налицо, оно способно самоорганизоваться и не допустить катастрофы. Постановка задачи создания класса развития становится реальной только в последние несколько лет, не в последнюю очередь благодаря интенсивному развитию и доступности социальных и информационных технологий и особенно Интернета.
Ключевым ресурсом здесь является время: вопрос состоит в том, какой процесс будет развиваться быстрее: дальнейшая деградация России или становление нового класса и более эффективной организации общества и власти.
Огромный риск состоит в том, что инициативу в решение этой задачи у самоорганизующегося общества перехватит политическая или иная бюрократия и нарастающий социальный протест поставит страну на грань хаоса.  

 Есть ли социальная база для формирования нового класса и как её выявить?  
 
Такая база, безусловно, есть и является частью нынешних слоёв общества. Однако, если говорить строго, выявить её социологические исследования не смогут, т.к. представителями будущего позитивного класса будут только те люди, которые  самоидентифицируются и действуют как позитивный класс. Объективно выявить социальную базу нового класса можно только в процессе его практического конструирования.
Пока можно только уверенно утверждать, что такие люди есть и в нынешнем истеблишменте, промышленности и бизнесе, особенно в высокотехнологичном, в ещё чудом сохранившихся остатках научной и технической интеллигенции и в первую очередь среди образованной и общественно активной молодёжи.    
Если говорить о наших первых попытках практического движения в указанном направлении, то они начались в 2003 году запуском молодежной конкурсной программы «Фабрика инноваций» , первые результаты которой нас очень обнадёжили. Программа осуществлялась нами в инициативном порядке на протяжении нескольких лет на федеральном уровне, и в течение года на региональном. Упомянутый ранее проект «Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России» также предусматривал работу в этом направлении. В рамках нашего проекта социально-инженерного парка эта проблема рассматривается как базовая.

  Насколько существующие институты (гласно или негласно ответственные за проведение инновационной политики) – Комиссия при Президенте по вопросам модернизации и технологическому развитию, РВК, Госкорпорация «Роснано», проект «Сколково», РАН, технопарки, различные комитеты по инновациям и пр., способны сегодня воплотить идею модернизации?

Замечу, что перечисленные Вами организации созданы с целью поддержки технологических инноваций, т.е. решения ограниченной задачи при отсутствии стратегической политики в области инноваций. Это очень разные организации (называть их "институтами" мне кажется по понятию "института" неверно),  и давать им оценку, тем более, скопом не входит в сферу наших интересов и компетенцию. Очевидно, что их объединяет не только инновационная направленность, но и функционирование в условиях неэффективного государственного управления и включенности в описанную выше схему неформальных отношений, включая лоббирование клановых интересов, принципы подбора и расстановки кадров, распределения ресурсов и т.д.
В этих структурах работают весьма квалифицированные  в своём деле люди, но они вынуждены играть по правилам системы, заранее обрекающие их на более низкую эффективность, чем они могли бы обеспечить. Как бы то ни было, строительство элементов инновационной инфраструктуры дело необходимое, и можно надеяться, что эффективность уже существующих элементов в рамках будущей более совершенной организации власти резко возрастет, когда и если начнет решаться базовая проблема. Кроме того, организаций подобных тем, которые Вы перечислили, должно быть значительно больше, и они должны конкурировать между собой, чтобы достичь заметного эффекта.
К сожалению, пока у государства нет внятной стратегии инновационной политики, организации, составляющие основу  национальной инновационной системы страны, предоставлены сами себе и могут по своему усмотрению решать задачи, далёкие от стратегических интересов России, в том числе вольно или невольно в интересах наших конкурентов на мировой арене.  

 Видите ли Вы в мире примеры инновационного развития, которые могли бы быть применимы в России с наибольшим успехом? Стоит ли в точности копировать опыт США, который мы видим на примере создания «силиконовой долины»? Ведь не секрет, что создать подобную атмосферу, с подобными успехами нигде не удалось. И не кажется ли Вам, что в элементарном копировании, а не создании чего-то нового, уже заложен крах идеи создания инновационной экономики?

Копирование – это способ действия троечников. Скопировать можно только относительно простые материальные вещи. Но даже и это для нас сейчас проблема, не случайно производство иномарок в России, как правило, начинается с отверточной сборки. Скопировать инновационное развитие других стран в принципе и не нужно, и  невозможно, т.к. это социальный процесс, который осуществляют люди с определенной национальной самоидентификацией, мотивацией, установками, жизненным опытом и т.д.
Поучительный в этом смысле пример. Знакомый профессор из Лондона с удивлением рассказал, что проблемы с его высокотехнологичным бизнес-проектом, которые он пытался решить в Великобритании в течение двух лет, были решены за пару недель, когда он приехал в командировку в США. И это страны с развитыми демократическими институтами  и рыночными отношениями.  
Если нанять иностранных менеджеров, можно худо-бедно скопировать отдельные бизнес-процессы, но как нанять иностранцев, которые бы вместо нас стратегически мыслили в интересах чужой для них страны в условиях жесточайшей конкуренции на мировой арене?   Если России по-прежнему не продают современные технологии, то наивно полагать, что формирование стратегической инновационной политики, являющейся базой конкурентоспособности страны, можно доверить зарубежным специалистам. Этим должна заниматься новая отечественная элита, в частности осваивать, а не копировать зарубежный опыт.  
Перспективным резервом освоения зарубежного опыта, безусловно, является сотрудничество с соотечественниками за рубежом и возвращение их в Россию. Однако, последнее мало реально, пока в стране государство не станет ценить российских специалистов и не остановит утечку умов за рубеж.
Приведу только один пример. Участник нашего проекта, известный в России и в мире учёный, директор бывшего единственного в стране государственного института искусственного интеллекта А.С.Нариньяни недавно ушёл из жизни после того, как два года судился с государством и писал безответные письма президенту по поводу нелепого решения о закрытии института на том формальном основании, что он государственный, хотя он при этом не финансировался из бюджета.

  Исходя из последнего вопроса, создание Вашего социально-инженерного парка видится некой альтернативой традиционным технопаркам, «Сколково» и пр. стандартным решениям? Или этот посыл не совсем верен? В чем кардинальные отличия?

Альтернатива подразумевает выбор из двух взаимоисключающих вариантов. В нашем случае речь идет не о создании очередного клона организации по выращиванию в оранжерейных условиях стартапов малых высокотехнологичных компаний, а о качественно ином стратегическом подходе к проблеме инновационного развития и организации инновационной инфраструктуры нового типа. Он не отменяет, а в случае необходимости включает в себя известные частные решения.  По поводу проекта «Сколково», когда он был ещё в эмбриональном состоянии, я уже высказывался ( Е.П.Смирнов. «Как осмысленно обустроить Сколково» ). Жаль, что его развитие пошло не потому пути, который я предлагал, однако, даже только то, что появление такого проекта, вызвало такой широкий общественный резонанс, пусть даже часто весьма критический, уже в оправдывает его запуск.      
Думаю, что Ваш вопрос вызван в частности тем, что довольно трудно найти краткое и одновременно адекватное обозначение для некоторой новой сложной сущности. Придумывать совсем новое слово типа «прогрессор», как это сделали братья Стругацкие для обозначения определённой категории людей, в нашем случае мне показалось преждевременным. Употребление термина «парк» в сочетании с определением «социально-инженерный» не должно вводить в заблуждение, т.к. он здесь используется в расширительном смысле, который ранее не употреблялся. Под «социально-инженерным парком» мы понимаем сразу несколько взаимосвязанных вещей.
Во-первых, это принципиально иная и несравнимо более мощная, чем в известных инновационных организациях технократической направленности, схема организации деятельности, стимулирующая кардинальные общественные изменения, направленные на построение более эффективной конфигурации общества и власти и превращение России в современную конкурентоспособную страну.
Во-вторых, для организации этих изменений нужны новые высокоорганизованные люди, поэтому социально-инженерный парк – это и общественное образование, другими словами, общественное движение, нацеленное на инициирование и поддержку общественных преобразований.
В третьих, - это инновационная инфраструктура нового типа с социально-инженерной организацией деятельности, которая включает в себя как элемент специализированную социальную сеть, построенную на основе синтеза современных социальных и интеллектуальных информационных технологий.
В четвертых, - это экспериментальная площадка для формирования и отработки современных механизмов прорывного инновационного развития, стратегии и технологии социальных преобразований, выращивания новой интеллектуальной элиты и позитивного класса, реализации  новых модернизационных и инновационных проектов.  
Как мы показали ранее, эффективное решение перечисленных задач сверху в рамках нынешней политической системы весьма проблематично. Поэтому должны быть искусственно сконструированы новые формы и технологии самоорганизации общества, которые позволяют решать эти задачи снизу на разных уровнях: от локального до регионального и федерального. На наш взгляд, социально-инженерный парк – наиболее мощная и универсальная форма такой самоорганизации.
Если перейти к проекции понятия социально-инженерный парк на конкретный проект, который мы реализуем, - социально-инженерный парк «Будущая Россия», то нашей целью в рамках этого проекта является инициирование процесса самоорганизации класса развития и создание образца инновационной инфраструктуры нового типа, который мог бы служить ядром будущей сетевой структуры подобных организаций.          

 Что Вы как создатель ждете от этого проекта на выходе? Что Вы будете считать успехом? Сколько нужно времени для достижения поставленных целей?

Проект очень сложный не только по его концепции и организации, но и по условиям, в которых он осуществляется. Как у любого сложного социального проекта предсказать все  последствия  его реализации не возможно, однако в качестве главного результата его осуществления должна быть воспроизводящая себя в качестве одного из общественных или общественно-государственных институтов стратегического развития организация нового типа.  
Успехом проекта можно было бы считать наличие обозримых и объективных характеристик того, что созданная организация способна к самовоспроизводству без участия её создателей, естественно, при условии, что она реализует основные цели, заложенные в её проекте.
Инициирование, разработка и реализация совместных общественных и бизнес-проектов - наиболее очевидный и важный планируемый ближайший результат текущей деятельности парка и инструмент формирования позитивного класса. Особое значение среди таких проектов имеет независимая общественная и общественно-государственная  экспертиза ситуации в стране в целом, на региональном и муниципальном уровнях, включая разработку соответствующих стратегий  развития.
Другой планируемый результат ближайшего будущего – поддержка собственных проектов участников парка силами коллективного интеллекта и инфраструктуры парка.  
Сказанное, конечно, не означает, что до этого времени не будет прорывных результатов, т.к. в социальных проектах промежуточные результаты часто бывают не менее важными, чем главный.
Предполагаю, что сделать вывод о том, в каком стратегическом направлении и насколько успешно развивается проект, можно будет составить через три-пять лет, а серьезные результаты получить лет через десять.

 Способен ли Ваш парк поменять у людей представление об инновациях, их рождении, их сущности?

Безусловно. Оно уже меняется, в том числе благодаря нашим публикациям и публикациям наших коллег. Если восемь лет назад об инновациях говорили исключительно в технологическом и коммерческом плане, то в большей части экспертного сообщества сформировалось общее понимание важности организационных и социальных инноваций.    

  Что представляет собой Ваш портал www.park.futurerussia.ru,  и какие задачи предполагается решать с его помощью?

Портал создан как мощный и универсальный информационный и коммуникационный инструмент поддержки организации совместной деятельности участников и партнёров проекта социально-инженерного парка.
Сайт с доменом futurerussia.ru начал функционировать более десяти лет назад, когда родилась идея создания социально-инженерного парка. Полтора года назад он был полностью реконструирован на основе технологий Enterprise 2.0, прикладного искусственного интеллекта, виртуального окружения и других современных информационно-коммуникационных технологий.
В настоящее время портал функционирует в виде нескольких связанных между собой сайтов, один из которых в начале 2011 года стал публичным, а остальные представляют собой специализированную закрытую социальную сеть, предназначенную для решения упомянутых выше задач, в частности:
- формирования и организации совместной работы сетевого сообщества, ориентированного на решение задач развития страны,
- проведения независимой общественной и общественно-государственной экспертизы сложных общественно-политических, экономических и научно-технических проблем,
- коллективная разработка компьютерных моделей сложных социально-экономических, экологических и производственно-технологических систем, бизнес-процессов, а также компьютерных моделей из области естественных наук,
- проведение он-лайн конференций, семинаров, тренингов и других учебных мероприятий,
- коллективное проектирование, программирование и прогнозирование развития сложных социально-экономических  и технологических систем, включая техническое и финансово-экономическое проектирование и прогнозирование,
- коллективное формирование баз данных по различным направлениям профессиональной деятельности,
- публикация аналитических, учебных и других материалов, а также интернет-телевещания.  
Мы заинтересованы в союзниках и партнерах, поэтому в заключение приглашаю всех заинтересовавшихся нашим проектом к сотрудничеству. E-mail для связи futurerussia@yandex.ru      

Спасибо за интервью
31.01.2011

Вышла книга В.Д.Вязьмина "Наваждение"

Вадим Вязьмин. "Наваждение", 928 страниц

Эта книга –

О дерзких поисках

И восхитительных открытиях,

О Великой Любви,

Прорывающейся сквозь лабиринты

Захватывающих дух приключений,

О Священной Науке

И Могущественной Магии

Древних Знаков,

О головокружительном

Детективном расследовании

В воздухе, в городах и джунглях

И в морской пучине,

Об изощренности

Человеческого безумия

И о многом, многом другом …


Желающие приобрести свяжитесь с нами

WikiLeaks - как зеркало мирового кризиса – 2

Как я и обещал, продолжаю тему WikiLeaks. За последние две недели мною были рассмотрены более 1700 различных публикаций в открытой печати, связанных с этим сайтом. Условно все тексты можно разделить на несколько сегментов. Рассмотрим самые любопытные их них.

Основные отклики на тексты WikiLeaks
Обсуждение содержания текстов, якобы извлеченных из массива сливов WikiLeaks. Это самая большая по объему часть публикаций. Сами по себе они, может быть, и представляют некоторый интерес для зауряд-политологов, но с точки зрения информационного аналитика конкретные утечки с сайта WikiLeaks малоинтересны. Ну, посудите сами, вы, что не знали, что США в Ираке и Афганистане не слишком церемонятся с туземцами? Или вас удивило, что супруга президента некого государства ведет себя не слишком адекватно с прислугой и склонна к интригам? Или, что ее товарка из соседней державы сделала серию пластических операций? Или, что прозвище одного из политиков Робин, другого Бобин, а третьего, вообще, Барабек? И так далее и тому подобное. Думаю, что даже если вы этого и не знали, то это обстоятельство не слишком вас расстроило.

Впрочем, есть и иная точка зрения. Так антидиффамационная лига отмечает, что публикации сайта Wikileaks вызвали волну обвинений в "еврейском заговоре", точно так же, как это происходило после событий 11-го сентября 2001 года. Активно обсуждаются версии влияния израильского лобби в США и самого Израиля в мире. Тут господа – антидиффаматоры, вероятно, несколько перебдели. Так как в интервью BBC, сам основатель Wikileaks Джулиан Ассандж, оценивая происходящее, сравнил нападки на его сайт с нападками на американских евреев в 1950-х. «Я не еврей, но отношусь к тем, кто верит в свободу слова и ответственность за содеянное» – заявлял Ассандж.

Есть и очень любопытные сообщения. Например, сетевой новинкой – генератором хайку из секретных документов Haikuleaks, порадовал Tetalab's Fabrice Fource. Ими были созданы 65 полнострочных 17-слоговых классических японских хайку из 1830 документов, которые Wikileaks разместил на своих страницах. По заверениям разработчиков программы, уже в ближайшем будущем компания планирует провести сканирование всех доступных в сети документов с тем, чтобы создать из них хайку. "Зачем? Нам просто нравится то, что мы делаем. Здесь нет никакого тайного смысла", - говорят в Tetalab's Fabrice Fource.

Поддержка Ассанджа в мире
Второй сегмент публикаций - сообщения о широкой поддержке «прогрессивной мировой общественности» деятельности WikiLeaks. Ну, например, описание демонстрации протестов против ареста Джулиана Ассанджа в Мадриде, Барселоне, Валенсии, Севилье (Испания) в Мельбурне и Сиднее (Австралия). Утверждения, что деятельность  WikiLeaks ограничивает власть сильных мира сего и его арест «расплата» за это. Выдвижение Джулиана Ассанджа на присуждение экзотической Премии мира Лейфа Эрикссона. викинга, который открыл Америку. Ее первым лауреатом в 2001 году стал молодой израильский солдат Габриэль Вольф, который был помещен в тюрьму за отказ применять оружие. И кто помнит сейчас этого солдатика?
В этом смысле любопытно мнение небезызвестного Бориса Березовского (если забыли кто это, то напомню – это «Серый Кардинал» и «Профессор Мориарти» российской политики 90-х в «одном флаконе»). По его словам - WikiLeaks событие исторического масштаба на пути преодоления глобального кризиса иудео-христианской цивилизации. Он считает, что основатель WikiLeaks ни мало ни много, является просто частью замысла Господнего. Опальный олигарх с неким пафосом говорит: «Джулиан Ассандж выводит нас из мрака лжи и лицемерия. Его посадят — появится другой. Того посадят — появится третий и так далее. Но никогда не забудут того, кто был первым».

Однако Борис Абрамович и не исключает того, что WikiLeaks является спецоперацией. В том случае, если это действительно так, то -  «нашелся умный человек в политической элите на Западе». На вопрос - кому это выгодно? Г-н Березовский многозначительно отвечает: «Это выгодно времени. Мы подошли к той точке, когда это уже не могло не произойти». Далее, весьма туманно, в стиле Бориса Абрамовича: «Я считаю, что кому-то это действительно выгодно, однако кто это, не имеет никакого значения».
Можно еще отметить еще пару любопытных фактов. Так Джулиан Ассандж занял первое место по итогам онлайн-голосования в рейтинге «Человек года» американского журнала The Times. Он, якобы, даже может быть приглашён в Давос, о чем и сообщил глава Всемирного Экономического Форума Клаус Шваб.

Будни Ассанджа
Достаточно много публикаций о пребывании г-на Ассанджа в «застенках британской демократии». Основатель Wikileaks рассказал об этом  журналистам сразу же после выхода из тюрьмы. По его словам, он сидел с людьми, которые были осуждены за преступления сексуального характера (что, наверное, вполне логично, так как он обвиняется в попытках изнасилования). За время пребывания в тюрьме его трижды переводили из камеры в камеру и с каждой сменой камеры условия содержания становились все хуже – «В соседних камерах сидели безумные гомосексуалисты, всю ночь кричавшие о своих преступлениях». По словам основателя Wikileaks большинство тюремных охранников были на его стороне. Один сотрудник даже передал ему записку, где было сказано: "У меня только два героя в этом мире: Мартин Лютер Кинг и вы". В последнее - верится с трудом. Уж очень это похоже на приемы из арсенала советского агитпропа.

Сейчас у него все хорошо. Суд выпустил его под залог. Правда прицепили ему электронный браслет и ежедневно он должен являться в полицейский участок. Он живет в особняке на границе графств Норфолк и Суффолк. Это поместье площадью 600 акров, в доме десять комнат и оно принадлежит его богатому другу-стороннику Ассанджа, некому Вогану Смиту. «Капитан Смит» личность достаточно известная: бывший армейский офицер, журналист, бунтарь, искатель острых ощущений. Себя он считает «правым либертарианцем» (Что это такое, можете посмотрет в WikiPedia). Смит из потомственных аристократов и военной семьи. Все его предки служили в королевской гренадерской гвардии. Семейство владеет этим поместьем уже 225 лет.

Джулиан Ассандж заявил, что продолжит работу по публикации секретных документов. Он отметил, что публикация этих документов является главным делом его жизни. Для него это важнее, чем борьба против обвинений в изнасиловании в Швеции. «Очистить мое имя – это не главное для меня. Продолжать мою работу – вот что для меня главное» - заявил он. Ассандж категорически настаивает на том, что обвинения в изнасилованиях абсолютно беспочвенны, и скрывать ему нечего. Тут любопытно следующее обстоятельство – «жертвы» его сексуальных домогательств, якобы, заявили о полной поддержке деятельности сайта WikiLeaks.

В ближайшее время Джулиан Ассандж займётся написанием мемуаров. Права на публикацию мемуаров австралиец продал британскому Can ongate и американскому Knopf. Согласно некоторым данным рукопись появится в марте 2011 года. Ранее в интервью британской газете «Sunday Times» Ассандж сообщил о подписании контракта на сумму около $1,3 млн. В некоторых источниках утверждается, что деньги понадобились для оплаты услуг адвокатов.

Все это выглядит не слишком понятно, так как известно, что сайт WikiLeaks, в 2010 году получил около миллиона евро в виде пожертвований. Эти данные содержатся в отчете немецкого фонда Wau Holland, который управляет счетами сайта. Там также говорится, что в WikiLeaks в 2010 году была введена система зарплат аналогичная применяемой в Гринпис. Там сотрудники, возглавляющие ключевые направления получают по 5 тысяч евро в месяц. Более того, на зарплаты сотрудникам WikiLeaks в 2010 году было израсходовано сложности 100 тысяч евро, 66 тысяч евро из этой суммы составило вознаграждение самому Джулиану Ассанджу.

Интересно мнение о происходящем российского экономиста Леонида Хазина. Тот не исключает, что Ассандж скрывается в Великобритании именно потому, что знает - эта страна ни за что его не выдаст в США

Последователи Ассанджа
Откуда же у Ассанджа появились его знаменитые материалы? Тут всплывает фигура рядового Брэдли Мэннинга - молодого американца, которому до смерти наскучила рутинная работа на военной базе в Ираке. Он был первым, кто реально принес себя в жертву молоху WikiLeaks. Впрочем, у него были свои причины для того, чтобы «слить информацию». Во-первых, очень хотелось домой. Во-вторых, его, Мэннинга, начальство либо игнорировало, либо третировало.

Нельзя было этого делать! Обиженный скучающий солдат, имеющий доступ к плохо защищенной компьютерной системе может скачать сотни тысяч дипломатических сообщений. Вот он, «человеческий фактор»! Правда, рядовой-аналитик наивно думал, что может информацию зашифровать и его не раскроют. Действительно, поначалу все сходило ему с рук. До тех пор, пока он не начинает хвастаться своими проделками и признается в них доверенному другу-хакеру. Тот моментально сдал его властям. По некоторым данным из-за гомофобии, так как рядовой Мэннинг не скрывал своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Бедняжку посадили в одиночную камеру. Он предстанет перед военным трибуналом. Будь у него больше политической сознательности и житейской сообразительности,  он бы сделал из себя публичного узника совести. Но, он американец (что это значит, смотри у Михаила Задорного), и политическое сознание у него отсутствует напрочь. В силу стечения обстоятельств Мэннинг превратился в банального наводчика в глобальной информационной войне. Он не особенно заслуживал такой роли. Известность пришла к нему столь же неожиданно, как и к Монике Левински.

Здесь следует также упомянуть о последователях WikiLeaks, так называемых хактивистах.
В начале декабря один за другим появились подражатели WikiLeaks - BrussellsLeaks и Balkan Leaks. Первый планирует публиковать сведения о работе органов Евросоюза, расквартированных в столице Бельгии, а второй выступает за свободные от информационных запретов Балканы. Оба сайта концептуально ничем не отличаются от WikiLeaks и используют схожий принцип работы. Кроме того, в Twitter-аккаунте WikiLeaks был прорекламирован его индонезийский клон IndoLeaks, который уже успел опубликовать несколько утечек местного значения.

Ресурс под названием "Пайретликс" займется публикацией секретных данных, которые касаются Чехии. Особое внимание уделят политическим и экономическим проблемам страны, а также коррупции. По словам создателей, принцип работы сайта примерно тот же, что у WikiLeaks. Openleaks - так будет называться портал-конкурент Wikileaks. Создает эту платформу бывший соратник Джулиана Ассанджа Даниэль Домшайт-Берг. Основой Openleaks должен стать почтовый ящик, принимающий анонимные сообщения.

Заработал и русскоязычный сайт RuLeaks.org, команда сайта занимается переводом секретных документов и писем, публикуемых известным ресурсом WikiLeaks, на русский язык. У "русского WikiLeaks" имеется кириллический адрес http://викислив.рф, зарегистрированное в недавно открывшейся доменной зоне.

Технология подготовки последних публикаций WikiLeaks
Приступаем к самому интересному – публикациям, посвященным технологии работы WikiLeaks. Рассматривая обстоятельства того, каким образом последние тексты WikiLeaks стали известны «широким народным массам» можно говорить о корпоративном сговоре между Ассанджем и пятью крупнейшими мировыми СМИ. В результате чего они получили эксклюзивное право выборочно публиковать его секретные документы.

Таким образом в июне 2010 года изменилась роль WikiLeaks во взаимоотношениях с ведущими мировыми СМИ с посреднической на партнерскую. Произошло это по инициативе британского журналиста Ника Дэвиса, который долгие годы сотрудничал с The Guardian. Он сумел добиться встречи с Ассанджем и предложил ознакомить сотрудников издания с еще не опубликованными документами Госдепа США для проведения предварительной исследовательской работы. Ассандж сделал встречное предложение, согласившись предоставить некие документы по войне в Афганистане The Guardian и американской газете The New York Times.

Потом в этот список был добавлен немецкий еженедельник Der Spiegel, с которым, по некоторым косвенным сведениям, WikiLeaks неофициально сотрудничал и ранее. Главные редакторы всех трех изданий Алан Расбриджер, Билл Келлер и Матиас Мюллер фон Блуменкрон  дали свое согласие на участие в проекте. Они, договорившись одновременно опубликовать  материалы через месяц.  В этот же день сайт WikiLeaks выложил исходные данные во всеобщий доступ.

Сотрудники трех изданий помогли не только в обработке огромного массива документов и подготовке внятных историй, но и через свои каналы выполнили  верификацию материала. Газета The New York Times обратилась непосредственно к представителям американского правительства и подтвердила аутентичность полевых сводок Пентагона из Ирана и Афганистана. Благодаря этому, развернувшаяся после публикации дискуссия, была направлена на обсуждение сущности отчетов, а не их подлинности.

А вот это уже интересно. Получается, что американская администрация участвовала в проверке информации, подготавливаемой к сливу. Интересно, кто это делал конкретно. Госдеп, ЦРУ, Пентагон или кто-то иной? А может быть была не только проверка? Может они порадели и в отборе? А вдруг кой-чего там и подредактировали - в свою пользу, естественно? Что это? Спланированная операция ЦРУ (или не ЦРУ)? Не знаю, жизнь подскажет. Только не похоже, что наши американские товарищи тут изрядно «лопухнулись»? Скорее наоборот. Если бы рядового-аналитика Бредли Мэннинга не было – его следовало бы выдумать!

Помимо указанных изданий к предварительной проработке материалов были допущены катарский Al Jazeera, французский Channel 4, шведский телеканалы SVT и британская неправительственная организация The Bureau of Investigative Journalism. Однако, не всегда переговоры Ассанджа с прессой были успешными. Главный редактор The Associated Press, Кэтлин Кэрролл рассказала, почему ее агентство отказалось от сотрудничества с WikiLeaks. По ее словам причина была в неприемлемых требованиях к договору, которые необходимо было выполнять, чтобы получить доступ к документам. Джулиан Ассандж требовал права вето на любой документ по его выбору, выплату штрафа при нарушении этого условия и право судиться с AP в суде страны, которую выберет WikiLeaks.

Мне остаётся не вполне понятным: кто решает, какую информацию публиковать и когда?. Сам Ассандж отказался отвечать на любые подобные вопросы касающиеся организации работы WikiLeaks. Однако, по некоторым данным за анализ содержимого сайта отвечает комиссия из пяти человек. Причем Ассандж якобы действительно может наложить редакторское вето на любые публикуемые материалы.
В России с 22 декабря 2010 года «Новая газета» становится официальным партнёром сайта WikiLeaks. В специальном сообщении говорится, что она совместно с WikiLeaks будет разоблачать российских коррупционеров, так что в ближайшем будущем граждане России узнают много нового о своей стране. Что же – в добрый путь!

Если мы сегодня задумаемся о предшественниках «Викиликс», то следует вспомнить, что одним из первых шагов большевистского правительства в 1918 году было широкое обнародование всех секретов царской дипломатии, всех тайных соглашений, всех тайных подпунктов общедоступных документов и так далее. Тогда удар наносился не только по упомянутым в этих документах персонам, но и по всему госаппарату оставшемуся от Российской Империи. Тогда по российскому, сейчас по американскому?

Такое ощущение, что все происходящее достаточно хорошо укладывается в концепцию «производства согласия» известного американского журналиста Уолтера Липпмана. Еще в 1922 году он писал, что «правящий класс» должен принять вызов  и выбраться из «хаоса частных мнений». Стадом граждан должен управлять «специальный класс, чьи интересы не ограничиваются своими узкими классовыми интересами». Этот элитарный класс должен работать как механизм, обладающий знанием, способный преодолеть изначальный дефект демократии - несуществующий идеал «всесторонне грамотного гражданина».

Анализ версий появления феномена WikiLeaks
Эффект от публикаций детища Джулиана Ассанджа не стоит ни недооценивать, не переоценивать. Понятно, что для некоторых «либералов», считавших США оплотом демократии и свободы, стала неожиданной реакция Вашингтона на сам факт существования WikiLeaks. Гонения на WikiLeaks со стороны американских властей дали аргумент тем, кто упрекает Штаты в применении двойных стандартов.
Ведь еще будучи кандидатом в президенты, Барак Обама обещал добиться принятия закона о защите так называемых whistleblowers — людей, делающих достоянием гласности важную для общества секретную информацию. Он обещал сделать свое правление "самым открытым и прозрачным в истории".

В начале 2010 года госсекретарь Хиллари Клинтон анонсировала новую Интернет - стратегию США, пообещав поддержку активистам, борющимся против государственной политики цензурирования сети в таких странах, как Китай, Вьетнам, Узбекистан и Иран. Она заявляла «Те, кто пытается помешать свободному распространению информации в нашей или какой-либо другой стране, представляют собой угрозу для нашей экономики, правительства и гражданского общества». Нет сомнения, что Джулиан Ассандж подписался бы под каждым ее словом.

Не прошло и полгода и госпожа Клинтон назвала его проект «угрозой для национальной безопасности США». Конгрессмены, которые еще недавно критиковали Китай, обвинили Джулиана Ассанджа в шпионаже и терроризме и потребовали его линчевания. Американским госслужащим и военным запретили заходить на его сайт, а студентов престижных вузов попросили воздержаться от ретрансляции его контента во избежание проблем с трудоустройством в будущем.

Аналитики всего мира упражняются в трактовках феномена WikiLeaks. Сходятся в одном: речь идет о совершенно новом явлении, характеризующем нынешнюю стадию развития информационного общества. Довольно популярна версия, что сам Ассандж и его сайт являются проектом спецслужб одной из мировых держав [ ]. Интересно эффект WikiLeaks трактовал канадский социолог Максимилиан Форте: "Весь мир наблюдал за тем, как WikiLeaks становился пробным камнем американской демократии, проверяя ее стандарты на прочность. Оказалось, что они легко рушатся. То, что делают другие, неправильно, но когда это делает Америка, она права, а другие все неправы".

Важно понять, что это новое явление мирового масштаба, подтачивающее старый мировой порядок. Так что вполне возможно, что WikiLeaks - это попытка транснациональных сообществ, и в первую очередь международных финансовых корпораций, принизить роль государств в нынешнем мироустройстве, нивелировать их статус до полной подконтрольности. С другой стороны, по мнению консервативных кругов утечка дипломатических документов, организованная сайтом WikiLeaks, подрывает устои демократического режима, основанного на избирательном праве граждан. Навязывается охлократия, власть толпы. Ведь каждый может выражать свое мнение и, таким образом, управлять мировыми процессами, находясь в любой точке земного шара. Это очень интересно, но сейчас я пока не хочу комментировать этот абзац.


Кто же эти злодеи - кукловоды, что стоят за кулисами мировой политики? Какое отношение ко всему этому имеет к Джулиану Ассанджу? Некто Валентина Бакмастер, достаточно экцентричная дама ультраконсервативных взглядов считает, что тут цепочка от злодея Сороса, манипулирующего пузырями мирового рынка, тянется к злодею Ассанджу через соросовский Open Society Institute.
В моей первой статье в начале декабря 2010 года, в результате предварительного анализа информационного поля, я выделил семь основных версий, так или иначе объясняющих причины появления феномена WikiLeaks. По прошествии месяца можно с достаточной уверенностью можно трансформировать «семерку» в «тройку». Она будет состоять из версии о гениальном хакере Джулиане Ассандже, вторая, что во всем, якобы, виноваты спецслужбы США. Нельзя обойти вниманием и иную версию. В нее объединим все остальное, непонятное пока в этой истории. Политкорректно переименуем ее в «третью версию или в третью силу».

Думаю, в реальной жизни в разной пропорции присутствуют все три причины. Очевидно, что сам Джулиан Ассандж – человек «повернутый» на своей хакерской деятельности, готовый идти этой дорогой до конца (если только, там не присутствует еще более тонкая игра). С другой стороны редактор Le Monde Реми Ордо, ответственный за публикацию WikiLeaks, говорит, что Ассандж не контролирует публикации WikiLeaks. Это делает тот, кто имеет доступ к секретным документам, и тот, кто имеет возможность передавать их WikiLeaks.

Теоретически, «идея фикс» Ассанджа может совпадать с желанием некоторых представителей «третьей силы». По утверждению ряда экспертов эти «злодеи» и хотят сейчас «раскачать лодку» планеты Земля, в которой все мы сидим. Поэтому они, вполне возможно, оказывают ему тайную и явную поддержку. Тогда феномен Wikileaks вполне укладывается в концепцию "информационных завес". Более того, это первая в мире глобальная технологическая информационная завеса.

Оседлать сложившуюся ситуацию пытается и администрация США. Понятно, если не можешь ликвидировать явление, нужно, если не возглавить, то хотя бы контролировать его. В журнале «Политическая Философия», Касс Санстин, «киберцарь» президента Обамы, даже изложил план подрыва групп, продуцирующих альтернативные теории, посредством внедрения дезинформаторов в реальные и виртуальные дискуссионные клубы.

Известно, что The New York Times тщательно редактировал материал перед своими публикациями, чтобы не навредить людям и операциям США. Так что администрация Обамы скорее всего использует Wikileaks для своих целей. Джулиану Ассанджу, вероятно, так основательно промыли мозги, что он даже не воспринимает свою работу как распространение американской пропаганды в мире.

Жизнь – гораздо сложнее любых формальных схем. В ней редко в чистом виде применима градация «истинно» - «ложно» традиционной логики. Возможно, в нашем случае гораздо ближе к реальности построения нечеткой логики. Скажем так, говорить о предпочтительности той или иной причины возникновения феномена WikiLeaks можно с той или иной степенью уверенности. Сегодня, 08 января 2011 года, я, как эксперт, поставил бы следующие значения коэффициента уверенности в диапазоне от 0 (ложь) до 1 (абсолютная истина).

Итак, причина появления WikiLeaks:
Джулиан Ассандж – гениальный хакер - 0.18
Это активная операция спецслужб США - 0.38
Третий вариант - 0.44

Многое зависит от того, что будет опубликовано на WikiLeaks в ближайшее время.
Пока ананонсируются три основных темы.

В январе, якобы, опубликуют информацию о Bank of America.
Будут представлены разоблачительные материалы об Израиле. Хотя ранее озвучивались намеки на то, что Ассандж заключил сделку c израильским правительством и существует секретное соглашение по которому тот обещает не публиковать разоблачений политики Израиля. Соглашение это заснято на пленку, которая хранится в личном сейфе Биньямина Нетаньяху.

И, наконец, появятся по настоящему интересные сведения о коррупции в России [ ]. Ну, тут трудно чем то удивить. Хотя, кто знает? Пока содержание контента http://викислив.рф мало чем отличается от «Новой Газеты».
Так что, ждем-с-с-с……

Виктор Дудихин
08.01.11

Итоги семинара «Интернет-продажи. Быстрый старт!»

22 сентября 2010 года наша команда совместно с компанией 1С-Битрикс провела семинар «Интернет-продажи. Быстрый старт!».

Запуск интернет-магазина с минимально необходимыми функциями, его постепенное развитие и эффективное привлечение потенциальных покупателей — ключ к успеху, открывающий возможность получать прибыль практически с первого дня электронной торговли. Такой подход стал возможен с появлением решения «1С-Битрикс: Интернет-магазин». Вместе с нашими гостями мы обсудили вопросы начала продаж через Интернет за короткий срок и с минимальными вложениями.

Встреча началась с вступительного слова Ивана Благовещенского, который познакомил участников с организаторами, темами к обсуждению и методиками быстрого развертывания интернет-магазина как «с нуля», так и на базе существующего сайта. Продемонстрировал различные подходы к запуску проекта и наметил перспективы его дальнейшего развития.</p>



Читать полностью

Страницы: Пред. 1 ... 47 48 49 50 51